Category: экономика

манул

Создание атомной энергетики на сверхтяжёлых элементах: лёд тронулся?

Общеизвестно, что восприятие в обществе любой новой идеи проходит через три этапа: этап 1 – «что это за херня?», этап 2 – «кажется, в этом что-то есть», этап 3 – «да это же всем очевидно!». Или, в другой формулировке: этап 1 – «на ну его на!», этап 2 – «хорошо бы, но…», этап 3 – «а почему бы и не?».

Часто бывает, что путь от этапа 1 к этапу 3 составляет долгое время. Так, например, справедливость наших требований о ликвидации турникетов в наземном общественном транспорте или о восстановлении преподавания астрономии в школах дошла до российских властей только через полтора десятка лет.

(в порядке отвлечения от темы: это одна из причин, почему власть нужно менять: потому что нахождение у власти таких слоупоков будет вести к усилению отставания России от цивилизованных стран. А, как говорил послезавтрашний юбиляр, «нам нельзя оставаться отсталыми, потому что отсталых бьют»)

Похоже, что в последнее время, по истечении всё тех же полутора десятков лет, наметился переход от этапа 1 к этапу 2 в ещё одном предлагавшемся нами вопросе – о создании ядерной энергетики на сверхтяжёлых химических элементах. Напомню, сверхтяжёлые элементы – это элементы с атомным номером больше 100, сейчас они синтезированы до номера 118. Их особенность в том, что если удастся получить их не виде отдельных атомов, как сейчас, а в весовых количествах, то критическая масса, необходимая для начала цепной ядерной реакции, будет измеряться не килограммами, как для урана или плутония, а миллиграммами (при той же, а может и большей энергоёмкости на единицу массы). А это приведёт не только к количественному, но и к качественному развитию ядерных технологий – начиная с автомобилей и поездов с ядерными двигателями и космических кораблей на ядерном топливе, стартующих с поверхности земли – заканчивая разными вариантами «двойного применения». Подборку публикаций на эту тему см. по ссылке.

В России синтезом этих элементов занимается Объединённый институт ядерных исследований (ОИЯИ) в подмосковной Дубне, где были синтезированы практически все (за редкими исключениями) элементы с номерами от 102 до 118. Автор этих строк много раз задавал вопрос различным представителям ОИЯИ о возможности практического применения сверхтяжёлых элементов и по ряду связанных с этим практических вопросов, но ответ был всегда стандартный – что их практическое применение не планируется не то чтобы сейчас, и вообще никогда, а изучают их только фундаментальной науки ради. Т.е. до недавнего момента состояние дел в этой области было на этапе  «да ну его на».

Но пару недель назад на сайте ОИЯИ появились две интересные публикации, свидетельствующие о намечаемом переходе от этапа «да ну его на» к этапу «почему бы и не». Первая из этих публикаций – интервью автора открытия нескольких сверхтяжёлых элементов Ю.Ц.Оганесяна (в честь которого и назван элемент №118), вторая публикация – о предполагаемых физических и химических свойствах сверхтяжёлых элементов.

Начнём со второй из них. Понятно, что знать физические и химические свойства новых элементов мы пока не можем, т.к. они синтезированы пока только в виде отдельных атомов, а физические и химические свойства – это вопрос статистики. Но можно эти свойства и предсказать. Так вот, автор публикации исходит из того, что свойства этих элементов будут соответствовать их месту в таблице Менделеева, и, тем самым, прогнозирует их свойства путём экстраполяции с их известными химическими аналогами.

Вы спросите – и что в это такого, свойства элементов и должны соответствовать их месту в таблице Менделеева, разве нет? Но ещё с советских времён в научной литературе делались прогнозы, что при переходе к сверхтяжёлым элементам периодический закон Менделеева действовать не будет из-за «релятивистских поправок» - типа, из-за большого заряда ядра электроны в атоме будут двигаться со скоростью, приближающейся к скорости света, после чего в результате действия теории относительности их свойства начнут отличаться от свойств электронов в «обычных» атомах.

Однако, даже если действительно свойства сверхтяжёлых элементов будут отличаться от свойств, предписываемых им таблицей Менделеева, то это ещё не будет означать торжества теории относительности. Свойства элементов могут отличаться, во-первых, из-за того, что из-за большого размера и заряда ядра оно будет сильно влиять на внутренние электроны, что сделает химические свойства совершенно непредсказуемыми. С другой стороны, внешние электроны будут слабо связаны с ядром и будут легче отрываться от атома, в результате чего свойства всех сверхтяжёлых элементов начнут приближаться к свойствам щелочных металлов. Так вот, в данной публикации автор подводит нас к осознанию того, что никакого «релятивистского» или какого-то иного отклонения в свойствах сверхтяжёлых элементов может и не быть.

Теперь об интервью Оганесяна. В нём большое множество интересных и самих по себе технических деталей, но особый интерес представляют две вещи. Во-первых, его воспоминание о том, что, начиная синтезировать элемент №114, он обещал назвать его в честь Г.Н.Флёрова (как оно впоследствии и случилось). Это значит, что сотрудники ОИЯИ наконец-то стали признавать право первооткрывателей самим предлагать названия открытым ими элементам; и тем самым ушли от господствовавшего в 1990-х и 2000-х годах низкопоклонства перед Западом, когда вопросы названия химических элементов были отданы на откуп иностранным конкурентам.

Во-вторых, отвечая на вопрос о возможности практического применения сверхтяжёлых элементов, Оганесян хотя и по-прежнему говорит о ценности этих опытов только для фундаментальной науки и разных побочных применений, но в то же время уже не говорит однозначного «нет»! А это прогресс – учёные начинают приближаться к мысли о практическом применении этих элементов.

С одной стороны, это хорошо. С другой стороны, это подтверждает вероятность конспирологической версии, высказанной нами в недавней публикации о ядерной катастрофе в Архангельской области – что если эти технологии попадут в руки правящего режима, то они будут использованы не мирного развития экономики, а для развязывания агрессивных войн. А это подтверждает актуальность нашего предложения о необходимости организации общественного контроля над этими исследованиями.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
путин

Конышев, конечно, виноват, но он не виноват, или «цифровая экономика» как она есть



«ЯРОСЛАВЛЬ, 23 янв – РИА Новости. Бывший директор Владимиро-Суздальского музея-заповедника Игорь Конышев подозревается в хищении государственного имущества – по мнению следствия, он заказал создание сайта музея по завышенной цене, при этом работа фактически не была выполнена качественно, сообщило следственное управление СК РФ по региону в среду.
Во вторник официальный представитель СУ СК по региону Ирина Минина сообщила РИА Новости о задержании Конышева, не уточнив причину.
«Бывшие директор «Владимиро-Суздальского музея-заповедника», его заместитель и директор коммерческой компании задержаны по подозрению в хищении государственного имущества», - говорится в официальном сообщении следственного управления в среду.
Отмечается, что к уголовной ответственности привлечены бывший генеральный директор музея-заповедника Игорь Конышев, бывший заместитель директора музея Александр Трушинский и директор ООО «Айкитти» Сергей Картинцев.
«Следствием установлено, что в начале 2017 года Конышев, Трушинский и Картинцев, имея умысел на хищение государственных денежных средств, договорились о заключении договора о разработке нового веб-сайта музея-заповедника по заведомо завышенной стоимости», - говорится в сообщении.
По данным следствия, руководство музея пренебрегло требованиями закона о контрактной системе в сфере закупок, и в феврале 2017 года Конышев подписал договор с ООО «Айкитти» как единственным поставщиком на разработку веб-сайта «с заведомо завышенной ценой услуги», которая составила чуть более 4 миллионов рублей. Срок исполнения работ составил 180 календарных дней. Отмечается, что при этом «Айкитти» не являлось единственным поставщиком, иные коммерческие предложения руководством музея-заповедника не изучались и рассматривались.
Позже Конышев подписал акты о выполненных работах, а с февраля по август 2017 года со счета государственного учреждения, финансируемого из федерального бюджета, в несколько приемов в ООО «Айкитти» перечислены средства в размере свыше 4 миллионов рублей, говорится в сообщении.
«По факту исполнитель работ не выполнил техническое задание, предусмотренное контрактом, новый сайт длительное время после подписания итогового документа находился в тестовом режиме и даже в настоящее время содержит ссылку на предшествующий сайт, действующий с 2010 года», - сообщает СУ СК по региону.
Решается вопрос об избрании подозреваемым меры пресечения.
Игорь Конышев с 2005 по 2011 год работал на разных должностях в федеральном агентстве по атомной энергии «Росатом», в том числе руководил социальными проектами корпорации. С ноября 2012 года руководил музеем-заповедником «Горки ленинские». В июне 2016 года был назначен гендиректором Владимиро-Суздальского музея-заповедника. В ноябре 2018 года покинул эту должность.

Короче, по версии следствия, бывший директор музея «Горки Ленинские», а впоследствии директор Владимиро-Суздальского музея-заповедника И.Конышев выделил бюджетные деньги на разработку сайта своего ведомства, причём в «дружественную фирму» и в явно завышенных объёмах, в результате сайта нет, а бюджетные деньги ушли в карман кого надо.

Если Конышев действительно совершил то, что вменяется ему в вину, то он, конечно, виноват и должен понести наказание. При этом, однако, с точки зрения единоросовских жуликов и воров, он является невинной жертвой и мало того, что не сделал ничего плохого, но и, наоборот, делал именно то самое, для чего его назначили на его должность.

Когда ещё 2 года назад какой-то из путинских министров подобострастно заявил, что «дорогой Владимир Владимирович заболел цифровой экономикой», после чего этой же болезнью заразились все прочие чиновники, я ещё тогда отметил, что лозунги о «цифровой экономике» - это новый способ воровства бюджетных средств. Раньше самым эффективным способом воровства считалось строительство: вырыли яму, затем обратно зарыли, а сколько миллионов оказалось там зарыто - никто же не полезет проверять. Такие понятия, как «Зенит-Арена» или «Космодром Восточный» стали синонимами слов «коррупция» и «распил». Но в связи с кризисом, во-первых, размеры строительных бюджетов уменьшились, соответственно уменьшились и объёмы распила-отката. Во-вторых, из строительного бюджета можно украсть 10, 20, ну пусть 50 процентов - но нельзя украсть 90, 100 и более 100 процентов - потому что в этом случае объект не будет построен, и у борцов с коррупцией могут возникнуть к вам неприятные вопросы.

Поэтому у жуликов и воров возникла новая идея  -воровать за счёт нематериальных вещей, в т.ч., той же «цифровой экономики». Делается всё так: городская мэрия совершенно официально объявляет тендер на разработку программного обеспечения для проекта «Цифровой общественный туалет» (чо вы смеётесь, я не шучу: в одном из городов в рамках нацпроекта «цифровая экономика» совершенно официально объявлен проект «Умная канализация»). Условия тендера сформулированы так, что выиграть его может тот, кто надо, который закономерно выигрывает тендер и выставляет свою цену - 100 млн рублей за простенькую программку. Эти 100 млн совершенно честно и официально выделяются из городского бюджета и за тем делятся между заинтересованными сторонами. А если кто-то спросит - почему за простенькую программку такие большие деньги, то вам скажут - так, знаете ли, авторские права, программист запросил за свою работу именно такие средства, и мы вынуждены соглашаться на его условия, рынок-с.

Так что Конышев делал абсолютно то же самое, что делают все на подобных должностях.

Есть версия, что он попал под раздачу по той причине, что у какой-то из кремлёвских башен вырос зуб на министра культуры В.Мудинского. Судя по тому, что задержание Конышева хронологически совпало с широкой оглаской идиотского высказывания Мудинского полугодовой давности про «лишнюю хромосому у русских людей». А Конышев, по сообщениям СМИ, после отставки с поста директора Владимиро-Суздальского музея-заповедника как раз работал по какому-то проекту Мудинского.

Конечно, Мудинского нисколько не жалко, учитывая его многочисленные реакционные деяния - начиная с лживых псевдоисторических «исследований», заканчивая установкой памятной доски Маннергейму, который участвовал в блокаде Ленинграда. Сегодня, кстати, 75 лет со дня окончательного прорыва блокады Ленинграда. Считайте, что этой публикацией я отметился по поводу данной даты.
атеизм

Новый взгляд на две главные беды России



Существует известный демотиватор, на котором группа верующих с хоругвями идут крестным ходом по обочине непроходимой размытой грунтовой дороги и с подписью: «В России две беды». Недавно в Барнауле пытались инспирировать уголовное дело за репост этого демотиватора, но скандал был такой, что аж сам путин внёс законопроект о декриминализации лайков и репостов, поэтому теперь об этом можно говорить. На всякий случай в знак солидарности с жертвами репрессий за лайки и репосты, сделаю и я репост этого демотиватора. Теперь же уже можно.

Поговорку про две беды применительно к современной России можно изложить в другой системе координат: эти две беды состоят в том, что всех госслужащих заставляют, с одной стороны, повсюду насаждать религию, а, с другой стороны, направо и налево рассуждать про «цифровую экономику» (нисколько не смущаясь тому обстоятельству, что высокие технологии и религиозное мракобесие несовместимы друг с другом). Вот вам яркий образчик сочетания этих двух бед в одном флаконе:




Противоестественная фраза «духовно-научный центр ВНИИЭФ» уже как-то приелась, поскольку репортажи о заседаниях данного органа с противоестественным названием публикуются в СМИ регулярно. Единственное, что тут можно сказать - что когда церковники дают указания, как именно следует развивать «цифровую экономику» - это уже достаточно, чтобы сделать прогноз о перспективах проекта «цифровая экономика». Хотя, конечно, те, кто сидят на финансовых потоках, выделенных на этот проект, в любом случае не уйдут обиженными.

А вот карьерным перспективам «архимандрита Нижегородского и Арзамасского Георгия» я не завидую - как-то он слишком уж демонстративно он выступает против генеральной линии. В то время как начальство требует насаждать «цифровую экономику», этот вместо выражения полного одобрямса рассуждает что-то там какой-то про «электронный концлагерь». Боюсь, «архипастырь Георгий» рискует повторить судьбу небезызвестного диакона Андрея Кураева - тот в течение многих лет был правой рукой Гундяева и считался главным «православным геббельсом», но впал в немилость после того, как в 2011-2012 годах в своих высказываниях про «болотные» протесты и про Pussy Riot неверно истолковал генеральную линию партии.
манул

«Цифровая экономика» как современный аналог макакавки


Ещё в начале 1990-х годов известный публицист Юрий Мухин ввёл термин «макакавка». Этот термин означает некое слово или словосочетание, которое официальная пропаганда провозглашает высшей ценностью как для власти, так и для всех политических сил, а каждый, кто против макакавки - тот предатель родины и враг народа. При этом макакавка должна удовлетворять следующим условиям:

  • определение макакавки должно быть как можно более расплывчатым, неопределённым и допускающим множество разных толкований, чтобы каждый видел в ней что-то своё;

  • власти и «конструктивная оппозиция» могут ругаться друг с другом по тем или иным вопросам, но общими для них является преданность макакавке. Собственно, одна из причин разборок между властью и конструктивной оппозицией состоит в том, что чиновники публично заявляют о своем стремлении выполнить макакавку, а «конструктивные оппозиционеры» обличают чиновников в том, что те саботируют макакавку;

  • разница между конструктивной и неконструктивной оппозициями состоит в том, что неконструктивные оппозиционеры имеют наглость иногда подвергать сомнению святость макакавки, ну или, по крайней мере, не проявляют чрезмерного рвения в служению макакавке, за что удостаиваются ярлыков предателей родины, врагов народа, агентов госдепа и прочая;

  • когда на смену предыдущей макакавке приходит новая макакавка, то всякое упоминание о предыдущей макакавке считается дурным тоном и является основанием для причисления вас к неконструктивной оппозиции из предыдущего пункта.


Самой первой макакавкой, по отношению к которой Мухин и ввёл этот термин, была горбачёвская «перестройка» 1985-1991 годов. Несмотря на то, что в годы «перестройки» расплодилось великое множество политических сил самой разной, иногда и диаметрально противоположной ориентации, все они без исключения клялись в верности идеям перестройки: Горбачёв обещал развивать и углублять перестройку (я ещё успел застать тот короткий период, когда в школьных учебниках английского языка была фраза «to carry of perestroyka»), а противники Горбачёва, как справа, так и слева, обвиняли его либо в том, что он проводит свою «перестройку» недостаточно активно, либо в том, что его перестройка неправильная (а если бы они, любимые, оказались бы на месте Горбачёва, то уж они, можете не сомневаться, перестроили бы всё как полагается). Но главное - не подвергать сомнению святость слова «перестройка»! За весть этот период не нашлось ни одного человека, который бы открыто заявил что-нибудь наподобие типа «к буям собачьим эту вашу грёбаную перестройку». Сегодня в это трудно поверить, но даже Страшно Сказать Кто в те времена заявлял о своей преданности идеям перестройки.

Во время правления Ельцина в 1990-х годах ярко выраженной макакавки не было. С некоторой условностью под это понятие можно отнести мемы «демократия» и «рыночные реформы», но они не являлись полноценными макакавками, т.к. не поддерживались большинством политических сил, не говоря уже о населении в целом.

А вот период правления Путина состоит из периодически сменявших друг друга макакавок:

  • макакавкой первого срока Путина (2000-2004) было «Догоним и перегоним Португалию». Думаю, не все забыли: правительственные чиновники тогда со всех трибун обещали догнать и перегнать Португалию, а оппозиционеры заявляли: «эти жулики и воры не способны выполнить святое дело перегона Португалии». И оказались правы в своём злорадстве: действительно, догнать и перегнать не получилось

  • во время второго срока правления Путина (2004-2008) макакавки менялись ежегодно:

  • макакавкой 2004 года стал лозунг «Удвоим ВВП». Точно так же как и в предыдущие годы, правительственные чиновники обещали удвоить ВВП, а оппозиционеры заявляли, что «эти жулики и воры не способны выполнить святую задачу удвоения ВВП». И опять же оказались правы в своём злорадстве - действительно, удвоить ВВП не получилось

  • поэтому в 2005 году была провозглашена новая макакавка под названием «наци-анальные проекты»

  • средства, выделенные на «наци-анальные проекты, оказались успешно распилены в течение одного года, поэтому в 2006 году им на смену пришла макакавка под названием «нанотехнологии»

  • то ли с нанотехнологиями не получилось, то ли предстоящие выборы повлияли, но главной макакавкой 2007 года стал «План путина». За прошедшие с тех пор 10 лет никто так и не узнал, в чём, собственно, этот план заключался

  • во времена президентства Медведева (2008-2012) первоначально на короткое время была провозглашена макакавка под названием «четыре И» (не путать с «Квартетом И»), но поскольку в расшифровке этих «четырёх И» путались даже правительственные пропагандисты, то большая часть медведевского правлдения прошла под знаменем макакавки «Модернизация»

  • с момента возвращения Путина в Кремль в 2012 году и до самого недавнего времени господствовала макакавка под названием «майские указы». Содержание разборок в верхах за последние годы состояло в следующем: хороший президент требовал от плохих бояр выполнять майские указы, плохие бояре отчитывались о выполнении и перевыполнении майских указов, а «конструктивные оппозиционеры» писали хорошему президенту кляузы челобитные с жалобами на плохих бояр, что те не выполняют майские указы. Главное - не смейте подвергать сомнению святость майских указов и тем более их автора! И кому какое дело, что никто уже давно не помнит, что там в этих майских указах было написано

  • периодически предпринимались попытки ввести и другие макакавки, например, «духовныя скрепы» или «Крымнаш». Но с ними как-то не задалось, и теперь, когда кто-то произносит фразы «духовныя скрепы» или «крымнаш», то, как правило, в ироническом контексте.


Однако с «майскими указами» в последнее время как-то явно не получилось, и поэтому им на смену приходит новая макакавка под названием «цифровая экономика». Вы заметили, что все чиновники вдруг как по команде стали во всех своих публичных выступлениях обещать развивать «цифровую экономику», и кому какое дело, что все они всё равно не понимают, что это такое.

Так что готовьтесь, на ближайший как минимум год в качестве главной государственной мудрости вам будут преподносить эту самую «цифровую экономику»

Вы спросите - почему новой макакавкой была выбрана именно «цифровая экономика», а не какой-нибудь очередной, например, «закон подлецов»? А потому, что во время кризиса информационные технологии - это идеальнейшая основа для воровства, распила и отката.

Раньше самым идеальным способом воровства были дорожно-строительные работы. Потому что вот выкопали яму, затем её обратно закопали, а сколько миллионов или миллиардов там оказалось закопано - никто же не полезет проверять? Но на стройке объём воровства зависит от размеров бюджета проекта. Из этого бюджета можно украсть 10, 20, ну пусть 50%, но невозможно украсть 90%, поскольку ты тогда не сможешь построить что надо и отправишься в компанию к Белыху и Улюкаеву. Но в связи с кризисом объёмы «осваиваемых» средств заметно уменьшились. А на информационных технологиях так: мэрия некоего города заказала тендер на создание какого-нибудь очередного «активного гражданина». Условия тендера сформулированы так, что победит тот кто положено. И победитель тендера продаёт городу коротенькую программку, например, за 10 миллиардов рублей. Если найдётся кто-нибудь, что наивно спросит - неужели оплата двухмесячной работы десятка программистов может стоить 10 миллиардов рублей - то чиновники разведут руками и, с трудом сдерживая смех, скажут: «ну сами понимаете, авторские права, интеллектуальная собственность и всё такое, производитель программного обеспечения запросил именно такую цену за свой продукт, и мы ничего не можем поделать». Автор «Капитала», для которого высшим пределом фантазии была норма прибыли 300%, ворочается в гробу.