Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

путин

Конышев, конечно, виноват, но он не виноват, или «цифровая экономика» как она есть



«ЯРОСЛАВЛЬ, 23 янв – РИА Новости. Бывший директор Владимиро-Суздальского музея-заповедника Игорь Конышев подозревается в хищении государственного имущества – по мнению следствия, он заказал создание сайта музея по завышенной цене, при этом работа фактически не была выполнена качественно, сообщило следственное управление СК РФ по региону в среду.
Во вторник официальный представитель СУ СК по региону Ирина Минина сообщила РИА Новости о задержании Конышева, не уточнив причину.
«Бывшие директор «Владимиро-Суздальского музея-заповедника», его заместитель и директор коммерческой компании задержаны по подозрению в хищении государственного имущества», - говорится в официальном сообщении следственного управления в среду.
Отмечается, что к уголовной ответственности привлечены бывший генеральный директор музея-заповедника Игорь Конышев, бывший заместитель директора музея Александр Трушинский и директор ООО «Айкитти» Сергей Картинцев.
«Следствием установлено, что в начале 2017 года Конышев, Трушинский и Картинцев, имея умысел на хищение государственных денежных средств, договорились о заключении договора о разработке нового веб-сайта музея-заповедника по заведомо завышенной стоимости», - говорится в сообщении.
По данным следствия, руководство музея пренебрегло требованиями закона о контрактной системе в сфере закупок, и в феврале 2017 года Конышев подписал договор с ООО «Айкитти» как единственным поставщиком на разработку веб-сайта «с заведомо завышенной ценой услуги», которая составила чуть более 4 миллионов рублей. Срок исполнения работ составил 180 календарных дней. Отмечается, что при этом «Айкитти» не являлось единственным поставщиком, иные коммерческие предложения руководством музея-заповедника не изучались и рассматривались.
Позже Конышев подписал акты о выполненных работах, а с февраля по август 2017 года со счета государственного учреждения, финансируемого из федерального бюджета, в несколько приемов в ООО «Айкитти» перечислены средства в размере свыше 4 миллионов рублей, говорится в сообщении.
«По факту исполнитель работ не выполнил техническое задание, предусмотренное контрактом, новый сайт длительное время после подписания итогового документа находился в тестовом режиме и даже в настоящее время содержит ссылку на предшествующий сайт, действующий с 2010 года», - сообщает СУ СК по региону.
Решается вопрос об избрании подозреваемым меры пресечения.
Игорь Конышев с 2005 по 2011 год работал на разных должностях в федеральном агентстве по атомной энергии «Росатом», в том числе руководил социальными проектами корпорации. С ноября 2012 года руководил музеем-заповедником «Горки ленинские». В июне 2016 года был назначен гендиректором Владимиро-Суздальского музея-заповедника. В ноябре 2018 года покинул эту должность.

Короче, по версии следствия, бывший директор музея «Горки Ленинские», а впоследствии директор Владимиро-Суздальского музея-заповедника И.Конышев выделил бюджетные деньги на разработку сайта своего ведомства, причём в «дружественную фирму» и в явно завышенных объёмах, в результате сайта нет, а бюджетные деньги ушли в карман кого надо.

Если Конышев действительно совершил то, что вменяется ему в вину, то он, конечно, виноват и должен понести наказание. При этом, однако, с точки зрения единоросовских жуликов и воров, он является невинной жертвой и мало того, что не сделал ничего плохого, но и, наоборот, делал именно то самое, для чего его назначили на его должность.

Когда ещё 2 года назад какой-то из путинских министров подобострастно заявил, что «дорогой Владимир Владимирович заболел цифровой экономикой», после чего этой же болезнью заразились все прочие чиновники, я ещё тогда отметил, что лозунги о «цифровой экономике» - это новый способ воровства бюджетных средств. Раньше самым эффективным способом воровства считалось строительство: вырыли яму, затем обратно зарыли, а сколько миллионов оказалось там зарыто - никто же не полезет проверять. Такие понятия, как «Зенит-Арена» или «Космодром Восточный» стали синонимами слов «коррупция» и «распил». Но в связи с кризисом, во-первых, размеры строительных бюджетов уменьшились, соответственно уменьшились и объёмы распила-отката. Во-вторых, из строительного бюджета можно украсть 10, 20, ну пусть 50 процентов - но нельзя украсть 90, 100 и более 100 процентов - потому что в этом случае объект не будет построен, и у борцов с коррупцией могут возникнуть к вам неприятные вопросы.

Поэтому у жуликов и воров возникла новая идея  -воровать за счёт нематериальных вещей, в т.ч., той же «цифровой экономики». Делается всё так: городская мэрия совершенно официально объявляет тендер на разработку программного обеспечения для проекта «Цифровой общественный туалет» (чо вы смеётесь, я не шучу: в одном из городов в рамках нацпроекта «цифровая экономика» совершенно официально объявлен проект «Умная канализация»). Условия тендера сформулированы так, что выиграть его может тот, кто надо, который закономерно выигрывает тендер и выставляет свою цену - 100 млн рублей за простенькую программку. Эти 100 млн совершенно честно и официально выделяются из городского бюджета и за тем делятся между заинтересованными сторонами. А если кто-то спросит - почему за простенькую программку такие большие деньги, то вам скажут - так, знаете ли, авторские права, программист запросил за свою работу именно такие средства, и мы вынуждены соглашаться на его условия, рынок-с.

Так что Конышев делал абсолютно то же самое, что делают все на подобных должностях.

Есть версия, что он попал под раздачу по той причине, что у какой-то из кремлёвских башен вырос зуб на министра культуры В.Мудинского. Судя по тому, что задержание Конышева хронологически совпало с широкой оглаской идиотского высказывания Мудинского полугодовой давности про «лишнюю хромосому у русских людей». А Конышев, по сообщениям СМИ, после отставки с поста директора Владимиро-Суздальского музея-заповедника как раз работал по какому-то проекту Мудинского.

Конечно, Мудинского нисколько не жалко, учитывая его многочисленные реакционные деяния - начиная с лживых псевдоисторических «исследований», заканчивая установкой памятной доски Маннергейму, который участвовал в блокаде Ленинграда. Сегодня, кстати, 75 лет со дня окончательного прорыва блокады Ленинграда. Считайте, что этой публикацией я отметился по поводу данной даты.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
атеизм

Новый взгляд на две главные беды России



Существует известный демотиватор, на котором группа верующих с хоругвями идут крестным ходом по обочине непроходимой размытой грунтовой дороги и с подписью: «В России две беды». Недавно в Барнауле пытались инспирировать уголовное дело за репост этого демотиватора, но скандал был такой, что аж сам путин внёс законопроект о декриминализации лайков и репостов, поэтому теперь об этом можно говорить. На всякий случай в знак солидарности с жертвами репрессий за лайки и репосты, сделаю и я репост этого демотиватора. Теперь же уже можно.

Поговорку про две беды применительно к современной России можно изложить в другой системе координат: эти две беды состоят в том, что всех госслужащих заставляют, с одной стороны, повсюду насаждать религию, а, с другой стороны, направо и налево рассуждать про «цифровую экономику» (нисколько не смущаясь тому обстоятельству, что высокие технологии и религиозное мракобесие несовместимы друг с другом). Вот вам яркий образчик сочетания этих двух бед в одном флаконе:




Противоестественная фраза «духовно-научный центр ВНИИЭФ» уже как-то приелась, поскольку репортажи о заседаниях данного органа с противоестественным названием публикуются в СМИ регулярно. Единственное, что тут можно сказать - что когда церковники дают указания, как именно следует развивать «цифровую экономику» - это уже достаточно, чтобы сделать прогноз о перспективах проекта «цифровая экономика». Хотя, конечно, те, кто сидят на финансовых потоках, выделенных на этот проект, в любом случае не уйдут обиженными.

А вот карьерным перспективам «архимандрита Нижегородского и Арзамасского Георгия» я не завидую - как-то он слишком уж демонстративно он выступает против генеральной линии. В то время как начальство требует насаждать «цифровую экономику», этот вместо выражения полного одобрямса рассуждает что-то там какой-то про «электронный концлагерь». Боюсь, «архипастырь Георгий» рискует повторить судьбу небезызвестного диакона Андрея Кураева - тот в течение многих лет был правой рукой Гундяева и считался главным «православным геббельсом», но впал в немилость после того, как в 2011-2012 годах в своих высказываниях про «болотные» протесты и про Pussy Riot неверно истолковал генеральную линию партии.
манул

«Цифровая экономика» как современный аналог макакавки


Ещё в начале 1990-х годов известный публицист Юрий Мухин ввёл термин «макакавка». Этот термин означает некое слово или словосочетание, которое официальная пропаганда провозглашает высшей ценностью как для власти, так и для всех политических сил, а каждый, кто против макакавки - тот предатель родины и враг народа. При этом макакавка должна удовлетворять следующим условиям:

  • определение макакавки должно быть как можно более расплывчатым, неопределённым и допускающим множество разных толкований, чтобы каждый видел в ней что-то своё;

  • власти и «конструктивная оппозиция» могут ругаться друг с другом по тем или иным вопросам, но общими для них является преданность макакавке. Собственно, одна из причин разборок между властью и конструктивной оппозицией состоит в том, что чиновники публично заявляют о своем стремлении выполнить макакавку, а «конструктивные оппозиционеры» обличают чиновников в том, что те саботируют макакавку;

  • разница между конструктивной и неконструктивной оппозициями состоит в том, что неконструктивные оппозиционеры имеют наглость иногда подвергать сомнению святость макакавки, ну или, по крайней мере, не проявляют чрезмерного рвения в служению макакавке, за что удостаиваются ярлыков предателей родины, врагов народа, агентов госдепа и прочая;

  • когда на смену предыдущей макакавке приходит новая макакавка, то всякое упоминание о предыдущей макакавке считается дурным тоном и является основанием для причисления вас к неконструктивной оппозиции из предыдущего пункта.


Самой первой макакавкой, по отношению к которой Мухин и ввёл этот термин, была горбачёвская «перестройка» 1985-1991 годов. Несмотря на то, что в годы «перестройки» расплодилось великое множество политических сил самой разной, иногда и диаметрально противоположной ориентации, все они без исключения клялись в верности идеям перестройки: Горбачёв обещал развивать и углублять перестройку (я ещё успел застать тот короткий период, когда в школьных учебниках английского языка была фраза «to carry of perestroyka»), а противники Горбачёва, как справа, так и слева, обвиняли его либо в том, что он проводит свою «перестройку» недостаточно активно, либо в том, что его перестройка неправильная (а если бы они, любимые, оказались бы на месте Горбачёва, то уж они, можете не сомневаться, перестроили бы всё как полагается). Но главное - не подвергать сомнению святость слова «перестройка»! За весть этот период не нашлось ни одного человека, который бы открыто заявил что-нибудь наподобие типа «к буям собачьим эту вашу грёбаную перестройку». Сегодня в это трудно поверить, но даже Страшно Сказать Кто в те времена заявлял о своей преданности идеям перестройки.

Во время правления Ельцина в 1990-х годах ярко выраженной макакавки не было. С некоторой условностью под это понятие можно отнести мемы «демократия» и «рыночные реформы», но они не являлись полноценными макакавками, т.к. не поддерживались большинством политических сил, не говоря уже о населении в целом.

А вот период правления Путина состоит из периодически сменявших друг друга макакавок:

  • макакавкой первого срока Путина (2000-2004) было «Догоним и перегоним Португалию». Думаю, не все забыли: правительственные чиновники тогда со всех трибун обещали догнать и перегнать Португалию, а оппозиционеры заявляли: «эти жулики и воры не способны выполнить святое дело перегона Португалии». И оказались правы в своём злорадстве: действительно, догнать и перегнать не получилось

  • во время второго срока правления Путина (2004-2008) макакавки менялись ежегодно:

  • макакавкой 2004 года стал лозунг «Удвоим ВВП». Точно так же как и в предыдущие годы, правительственные чиновники обещали удвоить ВВП, а оппозиционеры заявляли, что «эти жулики и воры не способны выполнить святую задачу удвоения ВВП». И опять же оказались правы в своём злорадстве - действительно, удвоить ВВП не получилось

  • поэтому в 2005 году была провозглашена новая макакавка под названием «наци-анальные проекты»

  • средства, выделенные на «наци-анальные проекты, оказались успешно распилены в течение одного года, поэтому в 2006 году им на смену пришла макакавка под названием «нанотехнологии»

  • то ли с нанотехнологиями не получилось, то ли предстоящие выборы повлияли, но главной макакавкой 2007 года стал «План путина». За прошедшие с тех пор 10 лет никто так и не узнал, в чём, собственно, этот план заключался

  • во времена президентства Медведева (2008-2012) первоначально на короткое время была провозглашена макакавка под названием «четыре И» (не путать с «Квартетом И»), но поскольку в расшифровке этих «четырёх И» путались даже правительственные пропагандисты, то большая часть медведевского правлдения прошла под знаменем макакавки «Модернизация»

  • с момента возвращения Путина в Кремль в 2012 году и до самого недавнего времени господствовала макакавка под названием «майские указы». Содержание разборок в верхах за последние годы состояло в следующем: хороший президент требовал от плохих бояр выполнять майские указы, плохие бояре отчитывались о выполнении и перевыполнении майских указов, а «конструктивные оппозиционеры» писали хорошему президенту кляузы челобитные с жалобами на плохих бояр, что те не выполняют майские указы. Главное - не смейте подвергать сомнению святость майских указов и тем более их автора! И кому какое дело, что никто уже давно не помнит, что там в этих майских указах было написано

  • периодически предпринимались попытки ввести и другие макакавки, например, «духовныя скрепы» или «Крымнаш». Но с ними как-то не задалось, и теперь, когда кто-то произносит фразы «духовныя скрепы» или «крымнаш», то, как правило, в ироническом контексте.


Однако с «майскими указами» в последнее время как-то явно не получилось, и поэтому им на смену приходит новая макакавка под названием «цифровая экономика». Вы заметили, что все чиновники вдруг как по команде стали во всех своих публичных выступлениях обещать развивать «цифровую экономику», и кому какое дело, что все они всё равно не понимают, что это такое.

Так что готовьтесь, на ближайший как минимум год в качестве главной государственной мудрости вам будут преподносить эту самую «цифровую экономику»

Вы спросите - почему новой макакавкой была выбрана именно «цифровая экономика», а не какой-нибудь очередной, например, «закон подлецов»? А потому, что во время кризиса информационные технологии - это идеальнейшая основа для воровства, распила и отката.

Раньше самым идеальным способом воровства были дорожно-строительные работы. Потому что вот выкопали яму, затем её обратно закопали, а сколько миллионов или миллиардов там оказалось закопано - никто же не полезет проверять? Но на стройке объём воровства зависит от размеров бюджета проекта. Из этого бюджета можно украсть 10, 20, ну пусть 50%, но невозможно украсть 90%, поскольку ты тогда не сможешь построить что надо и отправишься в компанию к Белыху и Улюкаеву. Но в связи с кризисом объёмы «осваиваемых» средств заметно уменьшились. А на информационных технологиях так: мэрия некоего города заказала тендер на создание какого-нибудь очередного «активного гражданина». Условия тендера сформулированы так, что победит тот кто положено. И победитель тендера продаёт городу коротенькую программку, например, за 10 миллиардов рублей. Если найдётся кто-нибудь, что наивно спросит - неужели оплата двухмесячной работы десятка программистов может стоить 10 миллиардов рублей - то чиновники разведут руками и, с трудом сдерживая смех, скажут: «ну сами понимаете, авторские права, интеллектуальная собственность и всё такое, производитель программного обеспечения запросил именно такую цену за свой продукт, и мы ничего не можем поделать». Автор «Капитала», для которого высшим пределом фантазии была норма прибыли 300%, ворочается в гробу.