Category: экология

манул

Создание атомной энергетики на сверхтяжёлых элементах: лёд тронулся?

Общеизвестно, что восприятие в обществе любой новой идеи проходит через три этапа: этап 1 – «что это за херня?», этап 2 – «кажется, в этом что-то есть», этап 3 – «да это же всем очевидно!». Или, в другой формулировке: этап 1 – «на ну его на!», этап 2 – «хорошо бы, но…», этап 3 – «а почему бы и не?».

Часто бывает, что путь от этапа 1 к этапу 3 составляет долгое время. Так, например, справедливость наших требований о ликвидации турникетов в наземном общественном транспорте или о восстановлении преподавания астрономии в школах дошла до российских властей только через полтора десятка лет.

(в порядке отвлечения от темы: это одна из причин, почему власть нужно менять: потому что нахождение у власти таких слоупоков будет вести к усилению отставания России от цивилизованных стран. А, как говорил послезавтрашний юбиляр, «нам нельзя оставаться отсталыми, потому что отсталых бьют»)

Похоже, что в последнее время, по истечении всё тех же полутора десятков лет, наметился переход от этапа 1 к этапу 2 в ещё одном предлагавшемся нами вопросе – о создании ядерной энергетики на сверхтяжёлых химических элементах. Напомню, сверхтяжёлые элементы – это элементы с атомным номером больше 100, сейчас они синтезированы до номера 118. Их особенность в том, что если удастся получить их не виде отдельных атомов, как сейчас, а в весовых количествах, то критическая масса, необходимая для начала цепной ядерной реакции, будет измеряться не килограммами, как для урана или плутония, а миллиграммами (при той же, а может и большей энергоёмкости на единицу массы). А это приведёт не только к количественному, но и к качественному развитию ядерных технологий – начиная с автомобилей и поездов с ядерными двигателями и космических кораблей на ядерном топливе, стартующих с поверхности земли – заканчивая разными вариантами «двойного применения». Подборку публикаций на эту тему см. по ссылке.

В России синтезом этих элементов занимается Объединённый институт ядерных исследований (ОИЯИ) в подмосковной Дубне, где были синтезированы практически все (за редкими исключениями) элементы с номерами от 102 до 118. Автор этих строк много раз задавал вопрос различным представителям ОИЯИ о возможности практического применения сверхтяжёлых элементов и по ряду связанных с этим практических вопросов, но ответ был всегда стандартный – что их практическое применение не планируется не то чтобы сейчас, и вообще никогда, а изучают их только фундаментальной науки ради. Т.е. до недавнего момента состояние дел в этой области было на этапе  «да ну его на».

Но пару недель назад на сайте ОИЯИ появились две интересные публикации, свидетельствующие о намечаемом переходе от этапа «да ну его на» к этапу «почему бы и не». Первая из этих публикаций – интервью автора открытия нескольких сверхтяжёлых элементов Ю.Ц.Оганесяна (в честь которого и назван элемент №118), вторая публикация – о предполагаемых физических и химических свойствах сверхтяжёлых элементов.

Начнём со второй из них. Понятно, что знать физические и химические свойства новых элементов мы пока не можем, т.к. они синтезированы пока только в виде отдельных атомов, а физические и химические свойства – это вопрос статистики. Но можно эти свойства и предсказать. Так вот, автор публикации исходит из того, что свойства этих элементов будут соответствовать их месту в таблице Менделеева, и, тем самым, прогнозирует их свойства путём экстраполяции с их известными химическими аналогами.

Вы спросите – и что в это такого, свойства элементов и должны соответствовать их месту в таблице Менделеева, разве нет? Но ещё с советских времён в научной литературе делались прогнозы, что при переходе к сверхтяжёлым элементам периодический закон Менделеева действовать не будет из-за «релятивистских поправок» - типа, из-за большого заряда ядра электроны в атоме будут двигаться со скоростью, приближающейся к скорости света, после чего в результате действия теории относительности их свойства начнут отличаться от свойств электронов в «обычных» атомах.

Однако, даже если действительно свойства сверхтяжёлых элементов будут отличаться от свойств, предписываемых им таблицей Менделеева, то это ещё не будет означать торжества теории относительности. Свойства элементов могут отличаться, во-первых, из-за того, что из-за большого размера и заряда ядра оно будет сильно влиять на внутренние электроны, что сделает химические свойства совершенно непредсказуемыми. С другой стороны, внешние электроны будут слабо связаны с ядром и будут легче отрываться от атома, в результате чего свойства всех сверхтяжёлых элементов начнут приближаться к свойствам щелочных металлов. Так вот, в данной публикации автор подводит нас к осознанию того, что никакого «релятивистского» или какого-то иного отклонения в свойствах сверхтяжёлых элементов может и не быть.

Теперь об интервью Оганесяна. В нём большое множество интересных и самих по себе технических деталей, но особый интерес представляют две вещи. Во-первых, его воспоминание о том, что, начиная синтезировать элемент №114, он обещал назвать его в честь Г.Н.Флёрова (как оно впоследствии и случилось). Это значит, что сотрудники ОИЯИ наконец-то стали признавать право первооткрывателей самим предлагать названия открытым ими элементам; и тем самым ушли от господствовавшего в 1990-х и 2000-х годах низкопоклонства перед Западом, когда вопросы названия химических элементов были отданы на откуп иностранным конкурентам.

Во-вторых, отвечая на вопрос о возможности практического применения сверхтяжёлых элементов, Оганесян хотя и по-прежнему говорит о ценности этих опытов только для фундаментальной науки и разных побочных применений, но в то же время уже не говорит однозначного «нет»! А это прогресс – учёные начинают приближаться к мысли о практическом применении этих элементов.

С одной стороны, это хорошо. С другой стороны, это подтверждает вероятность конспирологической версии, высказанной нами в недавней публикации о ядерной катастрофе в Архангельской области – что если эти технологии попадут в руки правящего режима, то они будут использованы не мирного развития экономики, а для развязывания агрессивных войн. А это подтверждает актуальность нашего предложения о необходимости организации общественного контроля над этими исследованиями.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
манул

Вся правда о московском и подмосковном мусоре, которую от вас скрывали!

В последние как минимум два года нам из каждого утюга навязывают мнение, что будто бы самая главная проблема России - это мусорные свалки, а каких-либо иных проблем (рост цен и тарифов и т.п.) не существует. И все протесты проводятся под лозунгом: "мы не знаем, что делать с мусором, но заранее против любого предлагаемого варианта". Даже обидно - в Московской области есть огромное количество активистов и инициативных групп, занимающихся социальными проблемами - но стоит только найти какого-либо приличного активиста, с которым можно бы сотрудничать - как всегда оказывается, что он зациклен на мусорных свалках в своём городе и не желает сотрудничать по каким-то другим вопросам.

Причина этого явления понятна - до недавнего времени обращение с мусором это была одна из немногих сфер, которой не коснулись «рыночные отношения». С тех времён, как год назад были введены поборы «за мусор» (по аналогии с поборами за капремонт), то развелись желающие «освоить» эти деньги, собираемые с граждан. До недавнего времени в Московском регионе монополистами в обращении с мусором было семейство генпрокурора Чайки. Теперь часть этих потоков московского мусора решило присвоить себе семейство Ротенбергов, и они инспирировали заказные акции против чайкинских подмосковных мусорных свалок (известные провокации в Волоколамске, Загорске и до.). Чайки, в качестве «ответки», инспирировали заказные акции против ротенберговских мусорных проектов -  экотехнопаркаа в Шиесе и заводов по переработке отходов в энергию в Москоской области. «Конфликты хозяйствующих субъектов» подобного рода наблюдаются и в других регионах.

Грантоеды за прошедшие 2-3 года хорошо погрели руки на эти «конфликтах хозяйствующих субъектов». Большое число наивных граждан бесплатно скакали вокруг мусорных свалок по заказу Чаек и Ротенбергов (многие умудрялись скакать в интересах и тех, и других), искренне полагая, что бесплатно борются за экологию. Этих людей можно понять - с одной стороны, Чайки и Ротенберги имеют негативную репутацию в общественном мнении, и от проектов с их участием все ожидают подвоха. С другой стороны, не было никакой официальной информации о том, что планируется делать с московским мусором, и эта неопределённость давала почву для разных алармистскх слухов.

Поздравляю вас, товарищи - вторая из этих проблем решена. В газете под названием «Московский комсомолец» за 18 декабря 2019 года опубликована хорошая статья о планах по решению проблемы с московским мусором. Читайте по ссылке.

Меня могут спросить: неужели ты веришь властям, они же врут! Возможно, и врут. Но давайте, аргументировано разоблачите! Когда речь идёт о РЕАЛЬНЫХ социальных проблемах, то мы в качестве повода для протеста мы используем официальные заявления властей. Например, власти заявляют - «мы собираемся повысить тарифы ЖКХ, отменить льготы, повысить пенсионный возраст» - мы в ответ на это заявляем, что не согласны с этими их планами и призываем выходить на акции протеста. А по поводу мусора протесты инспирируют не на основании официально декларируемых намерений властей, а на основании каких-то вымышленных слухов...

Когда грантоеды запугивают нас страшными словечками типа «диоксины» и «дигидрогенмонооксид»  - то готов спорить, что никто из вас без помощи поисковиков не способен разъяснить, что такое диоксины и дигидрогенмонооксид!
маразм

А знаете ли вы, что озон – это самое ядовитое вещество? После дигидрогенмонооксида, разумеется

В последнее время многие оппозиционные издания и активисты навязывают нам мнение, что будто бы самой главной проблемой России в настоящее время является план создания в 4 регионах России заводов по утилизации опасных отходов (типа ртутных ламп, батареек и т.п.). Точно так же как в течение всего предыдущего года нам навязывали мнение, что будто бы самой главной проблемой является мусорный полигон в Шиесе, а ещё годом раньше нам навязывали мнение, что будто бы самой главной проблемой являются подмосковные свалки. Ну понятно, интересы грантодателей они же периодически меняются…

По поводу планируемых заводов раздаётся истерическое навешивание ярлыков типа «заводы смерти», «вторые Чернобыль и Фукусима» и т.п. Образцом неадекватности стало высказывание какого-то «экологического» активиста из Саратовской области (о которой и пойдёт речь ниже): «мы не знаем, какие именно отходы к нам будут завозить, но подозреваем, что радиоактивные, потому что этим будет заниматься РосРАО». Во-первых, странная логика – «мы не знаем, против чего протестуем, но всё равно протестуем, хотя и не знаем, против чего». Во-вторых, спешу успокоить господ «экологов» – если этими заводами будет заниматься РосРАО (структурное подразделение Росатома), то это ещё не значит, что там будет что-то радиоактивное. Это означает всего-навсего то, что в последнее время Росатом зачем-то подгребает под себя множество активов, не имеющих никакого отношения к атомной отрасли, начиная с ветроэнергетики и заканчивая ЖКХ.

Насколько достоверны все подобные страшилки? Примером уровня «компетентности» тех, кто эти страшилки распространяет, является приводимый ниже отрывок из публикации в одной из оппозиционных газет. Из соображений внутрипартийной этики не буду называть название этой газеты, а приводимый ниже скриншот специально обрезан таким образом, чтобы в кадр не попали названия партий, от лица которых высказываются эти некомпетентные суждения. Чтобы не позориться:
Самое замечательное в этом отрывке – это, конечно же, перечень «самых опасных ядовитых веществ I и II классов опасности:» (далее идёт список). Практически каждое из названий в этом списке читается как гимн некомпетентности. Разъясняю детально по каждому из перечисленных «самых опасных ядовитых веществ»:

  • перерабатывать плутоний на этих заводах абсолютно точно никто не собирается. Для обращения с плутонием в России есть свои предприятия – «Маяк» в Озёрске и ГХК в Железногорске, и они в свою монополию никого посторонних пускать не намерены

  • то же относится к фенолу и формальдегиду – для их «переработки» в сырьё для изготовления нужных народному хозяйству изделий существуют свои химические предприятия

  • литий и селен не только не являются «самыми опасными ядовитыми веществами», но и, наоборот, необходимы для организма (если, конечно, не жрать их ложками)

  • полоний не нуждается ни в какой «переработке», он и сам быстро распадается. Кроме того, он используется в таких микроскопических количествах, что для его утилизации не нужны никакие промышленные мощности

  • интересно, как автор этой статьи технически представляет себе «захоронение на свалке» хлороформа и фтороводорода? Не говоря уже о том, что фтороводород – это ценное химическое сырьё, и его нужно не утилизировать, а, наоборот, производить

  • слово «циановодород» вообще-то имеет устоявшийся русский перевод – «синильная кислота». Употребление иностранного слова вместо русского аналога (сразу вспоминается реклама из прошлого десятилетия про «жвачку с карбамидом») можно объяснить одним из двух вариантов – либо автор специально употребляет непонятный термин, чтобы нагнать страху на читателей, либо же он не знает химию, и, соответственно, не может высказывать компетентное мнение по данному вопросу. Аффтар, выпей водный раствор натриевой соли синильной кислоты!

Не буду спорить, что синильная кислота и её производные действительно очень ядовиты. Но уж на заводах по утилизации химоружия с ним умеют обращаться.

Но самое примечательное из перечисленных «самых опасных ядовитых веществ» - это, конечно же, озон. Озон, Карл! Озон – самое опасное ядовитое вещество, Карл! Непонятно только, почему в этом случае «экологи», считающие озон «самым опасным ядовитым веществом», в то же самое время борются за сохранение озонового слоя атмосферы?

Википедия действительно утверждает, что озон токсичен в больших концентрациях. Но здесь явно не тот случай. Во-первых, чтобы получить озон в больших концентрациях – это надо очень сильно постараться. Во-вторых, если вам будут возить озон бочками, то этому надо только радоваться, потому что при самопроизвольном распаде озона выделяется только чистый кислород. Напомню, кстати, что кислород в высоких концентрациях также очень токсичен. И ничего, за миллиарды лет эволюции все приучились дышать разбавленным кислородом и никто как-то против этого не протестует.

При этом странное, что среди перечисленных «самых опасных ядовитых веществ» не упомянуты действительно опасные вещества, которые действительно будут перерабатываться на этих заводах. Во-первых, это ртуть, которая, как все понимают, действительно опасна. Имеются в виду использованные ртутные лампы, градусники и т.п. Но поскольку эти предметы существуют, то их действительно надо как-то утилизировать. Если «зелёные» считают, что предложенные 4 завода для этого не подходят – то предлагайте альтернативные варианты.

А во-вторых, почему-то умалчивается, что в технологических процессах на этих заводах будет использоваться действительно смертельно опасное вещество - дигидрогенмонооксид, от которого в мире ежегодно гибнут тысячи человек! И, между прочим, в той же Саратовской области, в непосредственной близости от Саратовской ГЭС и Балаковской АЭС, находится одно из крупнейших в Европе хранилищ дигидрогенмонооксида. И если на одной из этих электростанций произойдёт авария, то огромные количества дигидрогенмонноксида обрушатся на окружающую среду. Вот о чём доджна болеть голова у саратовских «зелёных».

А саратовским (и не только саратовским) коммунистам я бы посоветовал:

Во-первых, сосредоточиться на реальной проблеме, о которой упомянуто в той же статье – о проблеме массовых увольнений на предприятиях области. Если человек и его семья лишились средств к существованию – то для них это более актуальная проблема, чем некая мифическая свалка на другом конце региона. У меня есть сильное подозрение, что все эти «экологические» темы специально раздуваются для того, «чтобы люди забыли, что им жрать нечего и экономика в ***» (с).

А, во-вторых, научиться проверять данные перед тем, как отправлять их на публикацию. Помимо баек про «ядовитые озон и литий» статья содержит много недостоверных данных, что легко устанавливается с помощью первого встречного поисковика:

  • Саратов находится не «в первой двадцатке самых грязных российских городов», а занимает 36-е место. Конечно, тоже не сахар, но чего вы ждали от города, занимающего 17-е место по населению (с соответствующим количеством автомобилей), в котором «реформаторы» при поддержке «экологов» ещё не до конца уничтожили промышленность

  • Саратовская область не «стала абсолютным лидером по вымиранию». В России абсолютный лидер по этому показателю - Псковская область, а Саратовская в этом скорбном рейтинге - на 29-м месте

  • Саратовская область не «занимает пятое место в РФ по онкозаболеваниям». Первое место из регионов России по этому показателю занимает, как ни странно, Севастополь, а Саратовская область - на 16 месте с конца списка

Могу дать бесплатный совет, как надо правильно разжигать на эту тему. Надо было в заголовке крупным шрифтом написать, что «Саратов занимает первое место по экологическому загрязнению, по уровню онкологии и по вымиранию», после чего поставить звёздочку, и в примечаниях после статьи под этой звёздочкой таким мелким-мелким шрифтом написать: «в абсолютных цифрах среди городов Саратовской области». Будет и для разжигания полезно, и в то же время абсолютно правдиво.
манул

В принципе правильный, но несколько наивный способ решения проблемы с мусором

Поскольку нам вот уже третий год из каждого утюга навязывают мнение, что якобы самая актуальная и животрепещущая проблема России - это мусорные свалки, а никаких других проблем в стране нет (ну разве что ещё нынешним летом к ней добавилась «проблема» с отказом в регистрации десятка либеральных кандидатов в Мосгордуму), то адекватные люди, естественно, начали думать над вопросом, как всё-таки решить мусорную проблему, чтобы убрать накопившиеся горы мусора без особого вреда для окружающей среды.

Достаточно неплохой проект в этой области предложили учёные из СПбГЭТУ «ЛЭТИ»:

«Не имеющий аналогов пароперегреватель, созданный российскими учеными, способен уничтожать опасные отходы без ущерба для окружающей среды. Он нагревает водяной пар до температуры 1200°С, при которой разлагается большинство вредных соединений. Никаких выбросов в атмосферу при этом нет, так как утилизация обходится без горения. Продукты разложения отходов в дальнейшем можно использовать в качестве топлива. ... Как рассказал «Известиям» заведующий кафедрой радиотехнической электроники СПбГЭТУ «ЛЭТИ» Алексей Иванов, установка позволяет осуществлять пиролиз (термическое разложение различных соединений) и карбонизацию (обеззараживание отходов) разнообразных органических материалов, переработку отходов с получением жидкого топлива, глубокую переработку углеводородов на нефтехимических и химических производствах...
Ученые уверены, что с помощью таких малогабаритных портативных пароперегревателей предприятия смогут отказаться от сторонней переработки отходов. Им не нужно будет платить мусороперерабатывающим заводам за утилизацию, уничтожать отработанное сырье они смогут сами.
На первой опытной установке учеными получены результаты экспериментов по обработке перегретым паром органических компонентов электронного лома — это отработавшие свое телефоны, телевизоры, компьютеры, бытовая техника, электроплаты и т.д. Согласно статистическим данным, в мире ежегодно образуется 20 млн т отходов электронного лома, в России — свыше 1 млн. Сейчас для переработки лома применяются механические устройства, которые перемалывают его, с последующим отделением металла от органики. Исследование показало, что прибор эффективно отделяет металлы от полимерных оболочек — процесс происходит под контролем оператора, что позволяет получать высокое качество металла. Также ученые испытали свою установку на пищевой упаковке. Обработка использованной тары Tetra Pak позволила выделить из многих слоев, которые ее составляют, чистый алюминий и технический углерод (уголь) высокого качества...Эксперты уверены, что в случае запуска в серийное производство таких установок ими можно будет оборудовать крупные заводы, что позволит отказаться от практики сжигания отходов».

Идея в принципе правильная - глубокая высокотемпературная трансформация. в результате которой мусор разлагается на простые безопасные вещества, в т.ч. отдельные химические элементы, которые можно заново вовлекать в полезный оборот.

Единственное, что смущает - это некоторая наивность авторов проекта. Они в своей публикации несколько раз повторили, что разработанная ими технология будет абсолютно безопасной для окружающей среды, и считают, что это сумеет переубедить тех крикунов, которые уже третий год из каждого утюга орут, «что мы не знаем, что делать с мусором, но мы против любого предлагаемого варианта, т.к. любой предлагаемый вариант приведёт к экологической катастрофе».

Потому что при капитализме неизбежно существует такое явление, как конкуренция. И поэтому даже если вы предъявите абсолютно неопровержимые доказательства, что предлагаемый вами проект абсолютно экологически безопасен - то ваши конкуренты всё равно развяжут против вашего проекта чёрный пиар, используя «экологическую» демагогию.

Поэтому в решении мусорной проблемы нельзя ограничиваться полумерами, в связи с чем предлагаем товарищей из СПбГЭТУ «ЛЭТИ» не останавливаться на достигнутом, а развивать свой проект дальше, и объединить с нами свои усилия для разработки и продвижения проекта плазменной утилизации мусора.
манул

Членам Greenpeace во Франции запретили приближаться к вагонам с радиоактивными отходами



Парижский суд запретил в пятницу активистам экологической организации «Greenpeace» («Гринпис») приближаться к железнодорожным составам, перевозящим радиоктивные материалы, в частности радиоактивные отходы. Об этом сообщило агентство «Франс Пресс».

Иск против международной экологической организации подала французская группа «Orano» («Орано», прежнее название - Areva, «Арева»).

Суд, изучив обстоятельства дела, постановил, что активистам-экологам временно, на период до 25 сентября, будет запрещено приближаться ближе 250 метров к железнодорожным составам, в которых перевозят радиоактивные отходы два филиала «Orano».

Запрет распространяется на всех лиц, входящих в «Greenpeace», а также на персонал организации.
К 25 сентября во Франции должны завершиться общественные дебаты относительно того, каким образом следует поступать на территории французской метрополии с радиоактивными отходами.

Различные экологические организации на протяжении целого ряда лет проводят во Франции акции по блокированию перемещения железнодорожных составов, перевозящих радиоактивные отходы и ядерное топливо.

Речь идёт как о поездах, прибывающих во Францию из других стран, так и о внутренних перевозках.

Наш комментарий: Полезная инициатива. Я бы поддержал такое и в России. Вполне демократично, и при этом обеспечиваются хотя бы элементарные нормы безопасности. А то россиянские коллеги гринписовцев по своей отмороженности не уступают своим французским коллегам

Причём обратите внимание на такой факт - Франция успешно и с выгодой для себя перерабатывает ОЯТ из других стран, но, в отличие, от России, почему-то я ни разу не слышал истерических визгов, что «кровавый режим Макрона хочет превратить Францию в мировую радиоактивную помойку»
манул

Экологические проблемы Некрасовки - не от мусорного завода, а от застройки



С 2017 года, т.е. с того периода, как проблему с мусором нам стали навязывать как самую главную и животрепещущую проблему в России, то в качестве одной из самых главных страшилок нам всегда преподносили мусоросжигающий завод (МСЗ-4) в Московском районе Некрасока - типа, якобы, из-за этого завода в районе экологическое бедствие, народ там якобы массово вымирает, на одном из митингов утверждалось, что якобы даже из-за этого завода сделан специальный автобусный маршрут из этого района в онкодиспансер. Кому выгодно было во всё это верить, тот верил.

Проверить, так это или нет, было проблематично, т.к. добраться до этого района до недавнего времени было трудно - это один из самых удалённых московских районов, далеко за МКАДом, отделённый от остальной Москвы территорией города Люберцы, причём, в отличие от других анклавных районов Москвы, типа Зеленограда, не имеющий ни железнодорожного, ни приличного автобусного сообщения с метрополией.

Но вот в июне 2019 года в этот район наконец пришло метро, и теперь все желающие имеют возможность съездить на экскурсию в этот район и своими глазами увидеть, как там всё выглядит на самом деле.

Сами новые станции метро, надо сказать, восторга не вызывают - сконструированы в стиле абсолютного минимализма, отличаются только цветовой раскраской. Но хорошо хотя бы то, что метро в этом районе появилось. Правда, в СМИ уже раздавалось брюзжание, что, поскольку линия построена не полностью (не до МЦК, как положено, а только от Некрасовки до Косино), то это привело е ещё большей перегрузке и без того перегруженной Таганско-Краснопресненской линии. Но, думается, терпеть это недолго: ведь 8 сентября у московских жуликов и воров будут выборы, поэтому они расшибутся, но достроят линию к этой дате.

Пресловутый мусороперерабатывающий завод расположен на ул. Пехорской в промзоне Руднево, надо полагать, в правой верхней части прилагаемой схемы. В приближающихся там участках первых двух станций (ул. Дмитриевского и Лухмановская), наиболее близких к территории завода, вообще никаких признаков экологического бедствия не наблюдается. Расположенная там улица со специфическим названием «Улица Дмитрия Медведева» состоит только из школ и детских садов - вряд ли их стали бы строить поблизости с опасным производством.

На конечной станции Некрасовка всё несколько иначе. На выходе из метро вас в первую очередь встречают духовныя скрепы - прямо у выхода из метро находится большая стройплощадка, на которой строится аж несколько церквей-гундяевок (в дополнение к нескольким, уже присутствующим в районе) с плакатом на заборе, что это будет... «ТПУ с объектами социально-культурного назначения». Т.е. это церкви у нас теперь называются «объектами социально-культурного назначения»!

Экологическая обстановка в районе метро Некрасовка действительно не очень. Но явно не из-за мусороперерабатывающего завода. О наличии где-то в окрестностях такового завода напоминают только разве что мусорные машины, ездящие куда-то в одном направлении по проектируемому проезду №265. А проблемы в том, что, во-первых, повсюду в этой местности, куда ни глянь, нет ни одного дерева! А, во-вторых, уродливейшая скученная застройка, напоминающая Павшинскую пойму или новые районы Новых Химок. Желающие могут посмотреть на панорамах на яндекс-картах. Причём тамошние панорамы сделаны в 2018 году, а сейчас там ещё хуже.

Причём, важно отметить, что эти дома построены не для очередников и не для жертв реновации. Дома для жертв реновации выглядят совсем по-другому. Эти дома явно буржуйского вида, построенные явно на продажу. Около каждой новостройки строит будка с вывеской «Офис продаж». Но ведь застройщик не будет строить себе в убыток, получается, что эти квартиры кто-то покупает! А ведь если бы этот район был зоной такого уж страшного экологического бедствия, то не стали бы покупать? Значит, надо понимать, не такое уж там и экологическое бедствие?

Короче, как видно, главная проблема района Некрасовка - это не мусороперерабатывающий заводик, а, во-первых, необходимость остановить наконец чрезмерную застройку. Во-вторых, необходимость провести озеленение района. И, в-третьих, покончить со строительством церквей-гундяевок. Вот на какую тему там надо протестовать.
манул

Вся правда про Шиес, которую от вас долго скрывали

Экотехнопарк «Шиес» перестает быть источником общественного напряжения. Накануне инвесторы проекта открыли прямо на рабочей площадке информационный центр. Он доступен для всех — местных жителей, экологов и общественников. Как выглядела перезагрузка диалога с обеспокоенными жителями и экологами?

Ленский район – красивое название. Но если спросить среднестатистического москвича, где это, он, скорее всего, пожмет плечами. Якутия? Нет, гораздо ближе ­– меньше тысячи километров от Москвы по прямой, Архангельская область. Зато название полустанка Шиес, в том самом Ленском районе на границе с Республикой Коми, на слуху даже у среднестатистического москвича. Уже несколько месяцев ломаются копья из-за планов строительства здесь центра по переработке отходов. Соцсети сотрясали слухи: «диванные эксперты» (по всем вопросам – от ракетной техники до экологии) пишут о «свалке» и «мегапомойке», куда, мол, уже эшелонами везут мусор со всей 12-миллионной Москвы.

Но на самом деле привычной нам свалки нет и не будет; полигон для твердых коммунальных отходов должен быть похожим на немецкий «Ферайнихте Вилле», а вовсе не на недоброй памяти подмосковное «Ядрово». И самое главное – пока нет и полигона. А через пять дней отсюда уйдет и техника, которую задействовали на подготовительных работах. Прежде чем открыться, проекту экотехнопарка «Шиес» предстоит пройти сложную систему «очистных фильтров» – экспертиз, главной из которых станет ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду), и общественных слушаний. На авось сделать не получится.

Но дымовая завеса домыслов и спекуляций – вещь иногда повреднее дыма от горящей свалки. Вполне понятная тревога местных жителей и беспокойство экозащитников постоянно постегивают провокации. Вот и 10 дней назад с поезда Москва – Воркута сняли команду футбольных фанатов, а тогда же, в ночь на 1 июня, злоумышленники подожгли в рабочем поселке Урдома (30 километров от Шиеса) дом Сергея Литвинова, соучредителя Фонда развития Ленского района. Кому-то не понравилось, что Сергей выступал за диалог между протестующими экоактивистами из палаточного лагеря и инвесторами экотехнопарка. За последние две недели на Шиесе «задержано порядка 30 лиц за различные правонарушения – в основном самоуправство и нарушение общественного порядка. Те, кто нами были задержаны, в большинстве своем представители других регионов: Вологодская область, Москва, Санкт-Петербург», – сообщил полковник полиции Юрий Денисенко, замначальника управления обеспечения охраны общественного порядка ГУOOОП МВД.

Дефицит информации о сложном с технической и экологической точки зрения проекте ожидаемо порождает домыслы и страхи. Накануне инвесторы Шиеса открыли на самой площадке постоянный информационный центр для обратной связи с местными жителями, экологами и вообще со всеми желающими. Такой же центр, призванный заполнить информационный вакуум, чуть раньше заработал в Яренске, «столице» Ленского района, позже, возможно – в Архангельске и Сыктывкаре. Гендиректор фирмы-инвестора, компании «Технопарк» Евгений Пеняев, спеша на открытие информцентра, рассказывает по дороге: «В ближайшее время, также в июне, такой же информационный центр откроется в Урдоме.

Центры будут в открытом доступе. Будет показана вся технология строительства, наши специалисты будут отвечать на все интересующие вопросы. Местные жители смогут по-прежнему прийти на площадку.

Веб-камеры, которые будут фиксироаать происходящее на объекте, начнут работу – можете посмотреть на сайте. Там же, на сайте, можно будет задать вопросы в онлайн-режиме».

«Шиес» в переводе с языка коми – «речка, изогнутая, как хомут». Впрочем, от платформы до одноименной речки довольно далеко – вблизи участка, где может появиться полигон, ни ручьев, ни озер нет. Говорят, когда-то здесь был поселок, теперь – только станция Сольвычегодской железной дороги. До ближайшего обжитого места – села Мадмас на той же железнодорожной ветке – 20 километров. К слову, это на два километра больше, чем от здания мэрии Рима до римского же полигона «Малагротта».

По обеим сторонам железнодорожного полотна теснится лес – точнее, здесь это уже тайга. Площадка для изыскательных работ со всей ее техникой и временными постройками и ангарами выглядит островком в сравнении с зеленым морем. Вдоль дороги тянутся горы гравия – «инертного материала», как говорят строители. Гравий нужен для отсыпки железнодорожных путей, а еще с этих гор открывается отличный вид на площадку и на ставку экологов.

Открывшийся в понедельник на площадке информационный центр – шатер, увешанный графиками и диаграммами. Впрочем, внутри умещается длинный стол, за которым легко может расположиться с десяток участников дискуссии, и это не считая тех, кто может собраться вокруг. Когда информпалатка «свернется», не сообщается. Самый логичный ответ – когда будут разъяснены накопившиеся вопросы.

Общение руководства фирмы-инвестора с делегацией пришедших из лагеря активистов начинается еще до открытия информцентра, на ходу. И тут развеивается еще один стереотип. Среди активистов не заметно ни радикалов-фанатиков, ни шоу-фриков вроде Андрея Христофорова, больше известного как Древарх Просветленный («человек-дерево» из Архангельска одно время «зажигал» и на Шиесе). С виду активисты похожи на советских стройотрядовцев – походная одежда, жилетки с надписями, значки и нашивки и т. д. Люди со своим списком скопившихся вопросов. На некоторые собеседникам-инвесторам, кажется, ответить довольно легко. «Что это у вас за технология – сначала измельчение, потом сортировка отходов? Нелогично!» После сбора отходов сначала отфильтровывается органика, затем оставшееся «богатство» измельчается, после чего происходит вторичная сортировка, объясняют руководители «Технопарка». А технология измельчения и брикетирования отходов – шведская, фирмы Flexus Balasystem AB.

Планируем обращаться в информационный центр за разъяснением, – говорит газете ВЗГЛЯД активист по имени Константин. – Потому что нам, конечно, могут рассказать, как все экологично и чисто – нужно, чтобы было и доверие к этому. Какое может быть доверие после года противостояния? Как мы сможем это контролировать?»

Например, такой вопрос. Речка Шиес впадает в Вычегду (на ней стоит Сыктывкар), а та впадает в Северную Двину, на которой стоят Котлас и Архангельск. Что если брикеты с твердыми отходами, которые собираются «хоронить» на Шиесе, прохудятся и отходы попадут в почвенные воды?

«Уже проводились изыскания. Компания «Экопоморье», которую нанимал МосводоканалНИИпроект, подготовила отчет, – ответил газете ВЗГЛЯД замгендиректора компании «Технопарк» Геннадий Титов. – На территории, которая принадлежит железнодорожной станции, а это 56 гектаров, забурили 22 скважины глубиной в 20 метров и более. Первые полтора метра там – торфяник, еще что-то. Дальше идет очень мощный, плотный «глиняный замок». До 20 метров бурили, никакой воды не было, чистая глина. Я пока не говорю про территорию, которая у нас под размещение и складирование брикетов. Но по предварительным, неофициальным изысканиям, то, что здесь называют «болотом», – это, скорее всего, просто верховодка. Дождевые и снеговые воды, которым рельеф мешает уходить в какие-то ручьи или речки».

Но, подчеркнем, никакое складирование не будет разрешено без гидрологического мониторинга и экологических экспертиз, о ходе и о результатах которых будут оповещать граждан через информцентры. «По графику сначала предполагался конец 2020 года. Все будет зависеть от прохождения экспертиз», – отмечает Пеняев. В частности, эксперты должны оценить надежность технологии, которую представили инвесторы экотехнопарка.


Если вкратце, то технология должна выглядеть так. Сначала отходы сортируются и упаковываются в Москве – в двух центрах, в Некрасовке и рядом с платформой с «романтичным» названием Бойня. Здесь происходит прессование и брикетирование. «Брикет стягивается металлической проволокой или пластиковой сеткой и закатывается в 14–15 слоев полиэтиленовой пленки. Пленка закупается в Германии», – поясняет Титов. Далее брикеты по железной дороге предполагается доставлять на площадку экотехнопарка «Шиес». Отходы из Архангельской области «Технопарк» пока не планирует везти на Шиес – но, как сообщили журналистам руководители компании, такой вариант не исключается в будущем. Первая очередь полигона, которую инвесторы хотели бы запустить в 2021 году, должна включать в себя два участка (они называются «картами размещения») по 7,5 гектаров каждый. «Карты», как предполагается, могут принять до 2 млн тонн брикетированных твердых отходов. И здесь начинается самое важное.

Как заверяют инвесторы, попадание вредных веществ из брикетов в почву практически исключено. «Дно «карты» засыпается песком, сверху закладываются бентонитовые маты. Внутри этих матов – бентонитовая глина. При затворе водой она действует как гидрозамок: если где-то случайно арматурой проткнули, она сама «закрывает» пробоину, – подчеркивает Титов. – Дальше выкладывается геомембрана, защитный экран и сверху опять закрывается песком, слоем 20–25 см. А потом только начинается складирование брикетов». Кроме того, добавляет представитель «Технопарка», как правило, «вокруг всех полигонов строится трехметровая дамба, защитное «корыто» – туда закатывается глина, получается своего рода замок, чтобы материал не расползался». Сама по себе технология прессовки-брикетирования-упаковки затрудняет образование токсичного жидкого фильтрата, но в экотехнопарке будет налажен сбор фильтрата и систем очистных сооружений, подчеркивает Титов.

Но – и об этом постоянно шла речь во время общения инвесторов с жителями и активистами – пока это лишь планы. На площадке после 15 июня все работы прекратятся (а де-факто они завершились уже к понедельнику), а площадка будет ждать экологов, геологов, гидрологов, инженеров и других экспертов.


Наш комментарий:

Вот с создания такого информационного центра и надо было начинать. Если бы с самого начала вот так внятно разъяснили бы о сути строительства и экологической безопасности применяемых технологий, то не было бы бессмысленного раздувания этой темы.

В западных странах давно отработана система отношения с общественностью при строительстве общественно резонансных объектов (типа хранилищ РАО, химических заводов, тех же мусороперерабатывающих заводов и т.п.: 1) налаженная система разъяснительной работы с населением; 2) подкуп (в хорошем смысле этого слова) местных жителей и «зелёных» активистов; 3) особый порядок проведения слушаний, сводящий к минимуму спекуляции на певдоэкологическую тематику. У нас этому пока ещё только учатся.
маразм

Сдулась ещё одна "экологическая" истерия


Свидетельство идиотизма «зелёных», выступающих против атомной энергетики: https://www.znak.com/2019-03-05/obchestvenniki_zayavili_nepravilnyh_zamerah_na_uranovom_mestorozhdenii_v_uksyanskom.

Суть дела: в Курганской области «зелёные» и примкнувшие к ним зюгановцы выступают против добычи урана. В начале нынешнего года, в рамках общероссийской заказной кампании по раздувании «экологической» истерии, они подняли шум, что якобы в Курганской области на месторождении урана произошла авария с выбросом радиоактивности. Приехавшие специалисты Роспотребнадзора с дозиметрами зафиксировали, что тревога была ложной и никакого превышения радиоактивного фона нет, всё, вопрос закрыт.

Но «зелёные» не унимаются - вы, говорят, мерили только гамма-излучение, а надо было мерить альфа-излучение. При этом сами честно признаются, что не знают разницу между гамма- и альфа-излучением, но всё равно «баба-яга против». Кто-то из них в википедии узнал, что уран распадается путём альфа-распада, и это уже основание для того, чтобы поднять шум.

Поясняю на пальцах. Альфа-излучение может быть опасно для организма только в том случае, если короткоживущий альфа-излучающий изотоп (например, трансурановые элементы - плутоний или америций) в больших количествах попадёт вовнуть организма.

Но в природном уране нет трансурановых элементов; альфа-излучающие изотопы урана - очень долгоживущие и, следовательно, низкоактивные; а альфа-излучающие продукты распада урана находятся там в таких ничтожных концентрациях, что никакого ущерба для организма не принесут. В конце концов, никто вас не принуждает их целенаправленно вдыхать, а альфа-частицы от внешних источников задерживаются даже тонким слоем одежды.

Вот вам пример, как «зелёные» раздувают истерики на пустом месте.