Category: техника

манул

Создание атомной энергетики на сверхтяжёлых элементах: лёд тронулся?

Общеизвестно, что восприятие в обществе любой новой идеи проходит через три этапа: этап 1 – «что это за херня?», этап 2 – «кажется, в этом что-то есть», этап 3 – «да это же всем очевидно!». Или, в другой формулировке: этап 1 – «на ну его на!», этап 2 – «хорошо бы, но…», этап 3 – «а почему бы и не?».

Часто бывает, что путь от этапа 1 к этапу 3 составляет долгое время. Так, например, справедливость наших требований о ликвидации турникетов в наземном общественном транспорте или о восстановлении преподавания астрономии в школах дошла до российских властей только через полтора десятка лет.

(в порядке отвлечения от темы: это одна из причин, почему власть нужно менять: потому что нахождение у власти таких слоупоков будет вести к усилению отставания России от цивилизованных стран. А, как говорил послезавтрашний юбиляр, «нам нельзя оставаться отсталыми, потому что отсталых бьют»)

Похоже, что в последнее время, по истечении всё тех же полутора десятков лет, наметился переход от этапа 1 к этапу 2 в ещё одном предлагавшемся нами вопросе – о создании ядерной энергетики на сверхтяжёлых химических элементах. Напомню, сверхтяжёлые элементы – это элементы с атомным номером больше 100, сейчас они синтезированы до номера 118. Их особенность в том, что если удастся получить их не виде отдельных атомов, как сейчас, а в весовых количествах, то критическая масса, необходимая для начала цепной ядерной реакции, будет измеряться не килограммами, как для урана или плутония, а миллиграммами (при той же, а может и большей энергоёмкости на единицу массы). А это приведёт не только к количественному, но и к качественному развитию ядерных технологий – начиная с автомобилей и поездов с ядерными двигателями и космических кораблей на ядерном топливе, стартующих с поверхности земли – заканчивая разными вариантами «двойного применения». Подборку публикаций на эту тему см. по ссылке.

В России синтезом этих элементов занимается Объединённый институт ядерных исследований (ОИЯИ) в подмосковной Дубне, где были синтезированы практически все (за редкими исключениями) элементы с номерами от 102 до 118. Автор этих строк много раз задавал вопрос различным представителям ОИЯИ о возможности практического применения сверхтяжёлых элементов и по ряду связанных с этим практических вопросов, но ответ был всегда стандартный – что их практическое применение не планируется не то чтобы сейчас, и вообще никогда, а изучают их только фундаментальной науки ради. Т.е. до недавнего момента состояние дел в этой области было на этапе  «да ну его на».

Но пару недель назад на сайте ОИЯИ появились две интересные публикации, свидетельствующие о намечаемом переходе от этапа «да ну его на» к этапу «почему бы и не». Первая из этих публикаций – интервью автора открытия нескольких сверхтяжёлых элементов Ю.Ц.Оганесяна (в честь которого и назван элемент №118), вторая публикация – о предполагаемых физических и химических свойствах сверхтяжёлых элементов.

Начнём со второй из них. Понятно, что знать физические и химические свойства новых элементов мы пока не можем, т.к. они синтезированы пока только в виде отдельных атомов, а физические и химические свойства – это вопрос статистики. Но можно эти свойства и предсказать. Так вот, автор публикации исходит из того, что свойства этих элементов будут соответствовать их месту в таблице Менделеева, и, тем самым, прогнозирует их свойства путём экстраполяции с их известными химическими аналогами.

Вы спросите – и что в это такого, свойства элементов и должны соответствовать их месту в таблице Менделеева, разве нет? Но ещё с советских времён в научной литературе делались прогнозы, что при переходе к сверхтяжёлым элементам периодический закон Менделеева действовать не будет из-за «релятивистских поправок» - типа, из-за большого заряда ядра электроны в атоме будут двигаться со скоростью, приближающейся к скорости света, после чего в результате действия теории относительности их свойства начнут отличаться от свойств электронов в «обычных» атомах.

Однако, даже если действительно свойства сверхтяжёлых элементов будут отличаться от свойств, предписываемых им таблицей Менделеева, то это ещё не будет означать торжества теории относительности. Свойства элементов могут отличаться, во-первых, из-за того, что из-за большого размера и заряда ядра оно будет сильно влиять на внутренние электроны, что сделает химические свойства совершенно непредсказуемыми. С другой стороны, внешние электроны будут слабо связаны с ядром и будут легче отрываться от атома, в результате чего свойства всех сверхтяжёлых элементов начнут приближаться к свойствам щелочных металлов. Так вот, в данной публикации автор подводит нас к осознанию того, что никакого «релятивистского» или какого-то иного отклонения в свойствах сверхтяжёлых элементов может и не быть.

Теперь об интервью Оганесяна. В нём большое множество интересных и самих по себе технических деталей, но особый интерес представляют две вещи. Во-первых, его воспоминание о том, что, начиная синтезировать элемент №114, он обещал назвать его в честь Г.Н.Флёрова (как оно впоследствии и случилось). Это значит, что сотрудники ОИЯИ наконец-то стали признавать право первооткрывателей самим предлагать названия открытым ими элементам; и тем самым ушли от господствовавшего в 1990-х и 2000-х годах низкопоклонства перед Западом, когда вопросы названия химических элементов были отданы на откуп иностранным конкурентам.

Во-вторых, отвечая на вопрос о возможности практического применения сверхтяжёлых элементов, Оганесян хотя и по-прежнему говорит о ценности этих опытов только для фундаментальной науки и разных побочных применений, но в то же время уже не говорит однозначного «нет»! А это прогресс – учёные начинают приближаться к мысли о практическом применении этих элементов.

С одной стороны, это хорошо. С другой стороны, это подтверждает вероятность конспирологической версии, высказанной нами в недавней публикации о ядерной катастрофе в Архангельской области – что если эти технологии попадут в руки правящего режима, то они будут использованы не мирного развития экономики, а для развязывания агрессивных войн. А это подтверждает актуальность нашего предложения о необходимости организации общественного контроля над этими исследованиями.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
песец

Оскорбляем верующих в богов и в смартфоны

Что-то зачастили случаи, когда людей преследуют за т.н. «оскорбление чувств верующих». Вот две заметки из одного только сегодняшнего номера московской бесплатной газеты «Метро»:




Второй случай про экс-гражданина РФ Депардьё особенно показателен. Помнится, когда в 2013 году протаскивался закон об уголовной ответственности за т.н. «оскорбление чувств верующих», то многие опасались - что, теперь будут сажать за фразу что «бога нет»? Клерикалы «успокаивали» общественность: нет, за эту фразу сажать не будут, а сажать будут только за панк-молебны и т.п. А теперь вот и до репрессий за фразу «бога нет» докатились... Конечно, вряд ли реально посадят за одну только эту фразу (хотя кто их знает), но разные неприятности типа обысков на вашей квартире в 6 часов утра они способны устроить даже и по менее значимым поводам.

Ну и чтобы два раза не вставать, ещё две показательных публикации из того же номера газеты «Метро»:


1) про систему распознавания лиц в метро - вот кто-нибудь внятно объясните, почему это преподносится как нечто положительное?

2) про конфликт в московской школе №113. Во-первых, непонятно, почему крайним оказался директор, который к этому не имеет никакого отношения? Во-вторых, я вот закончил школу аж 25 лет назад, про нынешние порядки не в курсе, а те кто знает, скажите - а что, это в натуре сейчас считается в порядке вещей, когда ученики на уроках сидят в наушниках из смартфонов (в наше время это даже в самых диких фантазиях невозможно было представить)? Если да, то неоднократно упоминавшаяся мной проблема всеобщего утыкания в телефоны действительно дошла до терминальной стадии...
манул

Айфоны и смартфоны – тупиковая ветвь научно-технического прогресса



В продолжение моих прежних нескольких публикаций, вызвавших истеричную реакцию некоторых читателей – про эти новомодные «смартфоны» и «айфоны», которые нынешнее «поколение ЕГЭ» использует, как правило, не для основной цели – чтобы по ним звонить, а для того, чтобы 99% всего своего времени (за исключением сна) пялиться в экран этого телефона и иногда водить по этому экрану пальцем. Напомню, я утверждал, что это тупиковый путь научно технического прогресса. Такой же тупиковый, как, например, CD-диски, которые в конце-1990-х -  начале нулевых рассматривались как следующее, после дискет, поколение накопления компьютерной информации, но которые оказались быстро вытеснены USB-устройствами.

Так вот, два факта, подтверждающих вышесказанное. С некоторых пор мне довелось иметь дело с этими смартфонами. И удивляешься, как быстро там садится заряд: если утром зарядил, то телефон может разрядиться всего лишь в течение дня! Для тех, кто привык к «смартфонам», это, возможно, уже стало привычным, но вот мой кнопочный телефон (каковые хипстеры презрительно именуют «звонилками» можно зарядить один раз на 5 дней).

Или ещё наблюдение. Несколько дней назад обнаружил в мусорной урне выброшенный кем-то «смартфон». Подчёркиваю, что именно в мусорной урне, т.к. я этот аппарат не крал и не присвоил кем-то случайно забытое устройство, это, видимо, какому-то креаклу модель показалась «морально устаревшей»).  На тот момент он, естественно, был разряжен, но при подключению к зарядному устройству оказалось, что он в принципе работающий, сигнал заряда идёт, но телефон не включается. Как выяснилось, у него слегка треснул экран, и в результате любое прикосновение к экрану вызывает у телефона истерическую реакцию. А нормальных кнопок, кроме кнопки включения-выключения, у этих телефонов нет. Ну уж их нафиг, чем это ремонтировать, дешевле обойдётся приобрести нормальный телефон…
манул

Как новые смартфоны провоцируют ожирение у людей

Считается, что самая бессмысленная из всех существующих вещей – это ядерное оружие. Потому что его специально создают именно для того, чтобы оно никогда не было применено по назначению. Но из недавней публикации в газете «Юго-восточный курьер» (официальный орган префектуры ЮВАО г. Москвы) выяснилось, что сегодня появилась вещь ещё более бессмысленная – навороченные смартфоны со своими «приложениями»:


Или, например, человеку лень поднять задницу от дивана и дойти до выключателя, поэтому ему предлагают управлять выключателем с помощью смартфона. Или человеку лень перейти из комнаты на кухню в своей квартире, поэтому он включает тостер из соседней комнаты с помощью того же смартфона.

Т.е., как видим, навороченные смартфоны с «приложениями» не только создают угрозу срыва освоения космоса (о чём я писал год назад в статье «Уткнутость в телефон - угроза для цивилизации»), но и просто провоцируют у людей гиподинамию (малоподвижность), и как следствие – ожирения. И, спрашивается, зачем вам тогда с помощью смартфона включать тостер, вам же нельзя будет есть эти тосты, т.к. это только ещё более усугубит ожирение. Хотя да, помимо бессмысленной переплаты за навороченный смартфон, вам придётся ещё раскошеливаться на фитнес, что, конечно, выгодно владельцем этого бизнеса.

Все эти навороченные смартфоны – они, конечно, супер-пупер крутые, но у них есть один существенный недостаток – их неудобно использовать для их основного предназначения – для телефонных звонков.

P.S. вы спросите, а при чём же здесь единоросовский мракобес-антисемит Петя Толстой, опус которого опубликован справа от основной статьи? Да, собственно, ни при чём, это просто две статьи расположены рядом на одной странице, и я это использовал для того, чтобы ещё раз продемонстрировать вам мерзотную сущность партии «Е..ная Россия», которая лишает людей права на дешёвое жилище, да ещё и преподносит это как нечто положительное. На словах ты Пётр Толстой, а на деле…
манул

Кровавая гэбня глушит интернет и мобильную связь, но нам не страшно

Либеральное издание «Новая газета» поведало о страшном преступлении кровавой гэбни - во время разгона мирной акции протеста на Тверской улице в Москве 27 июля 2019 года в месте событий были заглушены сотовые сети формата 3G и 4G, через которые осуществляется связь по навороченным смартфонам и мобильный интернет. В результате бедные хипстеры и креаклы не смогли ни сделать селфи, ни запостить ролик на Youtube с места событий, ни огрести ожидавшуюся порцию лайков и репостов. А это, как вы понимаете, в наше время такая же страшная трагедия, как в советское время партбилет потерять.

Собственно, эта новость не является каким-то откровением - я писал о такой угрозе ещё в известной публикации от 2011 года, где предостерегал левых активистов от планов по переносу всей политической активности в интернет. И глушение интернета в ходе акций протеста в различных регионах России практикуется уже давно, только раньше об этом было мало известно, поскольку московских хипстеров и креаклов до недавнего времени проблемы замкадышей не интересовали. А теперь вот почувствовали это на себе.

Зато я могу злорадно сказать, что меня это проблема не коснулась. Потому что мой мобильный телефон предназначен для того, чтобы по нему звонить (вообще говоря, если кто забыл, мобильные телефоны как раз и предназначены именно для того, чтобы звонить, а для доступа в интернет существуют компьютеры), поэтому на моём телефоне связь формата 2G. Которая продолжает нормально функционировать даже тогда, когда продвинутые смартфоны глохнут.

Вообще данная новость является угрозой для тех известных деятелей (не буду называть фамилий, но я же знаю, что вы же все меня читаете, поэтому кому надо, те узнают в этом описании самих себя), которые предлагают всю политическую работу перевести в интернет. У некоторых из них главные формы деятельности - это сделать селфи на фоне какого-нибудь митинга или забастовки, затем это селфи разместить на сайте за подписью «мы тоже пахали» и в отчёте поставить галочку, что «оказали протестующим информационную поддержку». Или записывать разные «видеообращения» в youtube, где с глубокомысленным выражением лица произносить в камеру всякие банальности и до поры до времени срывать за это лайки и репосты. В наше время, как видим, подобным формам деятельности приходит конец и для успешной политической работы нужно восстанавливать навыки девяностых и нулевых годов по ведению политической работы в оффлайне, т.е. с живыми людьми.