Category: лытдыбр

манул

Создание атомной энергетики на сверхтяжёлых элементах: лёд тронулся?

Общеизвестно, что восприятие в обществе любой новой идеи проходит через три этапа: этап 1 – «что это за херня?», этап 2 – «кажется, в этом что-то есть», этап 3 – «да это же всем очевидно!». Или, в другой формулировке: этап 1 – «на ну его на!», этап 2 – «хорошо бы, но…», этап 3 – «а почему бы и не?».

Часто бывает, что путь от этапа 1 к этапу 3 составляет долгое время. Так, например, справедливость наших требований о ликвидации турникетов в наземном общественном транспорте или о восстановлении преподавания астрономии в школах дошла до российских властей только через полтора десятка лет.

(в порядке отвлечения от темы: это одна из причин, почему власть нужно менять: потому что нахождение у власти таких слоупоков будет вести к усилению отставания России от цивилизованных стран. А, как говорил послезавтрашний юбиляр, «нам нельзя оставаться отсталыми, потому что отсталых бьют»)

Похоже, что в последнее время, по истечении всё тех же полутора десятков лет, наметился переход от этапа 1 к этапу 2 в ещё одном предлагавшемся нами вопросе – о создании ядерной энергетики на сверхтяжёлых химических элементах. Напомню, сверхтяжёлые элементы – это элементы с атомным номером больше 100, сейчас они синтезированы до номера 118. Их особенность в том, что если удастся получить их не виде отдельных атомов, как сейчас, а в весовых количествах, то критическая масса, необходимая для начала цепной ядерной реакции, будет измеряться не килограммами, как для урана или плутония, а миллиграммами (при той же, а может и большей энергоёмкости на единицу массы). А это приведёт не только к количественному, но и к качественному развитию ядерных технологий – начиная с автомобилей и поездов с ядерными двигателями и космических кораблей на ядерном топливе, стартующих с поверхности земли – заканчивая разными вариантами «двойного применения». Подборку публикаций на эту тему см. по ссылке.

В России синтезом этих элементов занимается Объединённый институт ядерных исследований (ОИЯИ) в подмосковной Дубне, где были синтезированы практически все (за редкими исключениями) элементы с номерами от 102 до 118. Автор этих строк много раз задавал вопрос различным представителям ОИЯИ о возможности практического применения сверхтяжёлых элементов и по ряду связанных с этим практических вопросов, но ответ был всегда стандартный – что их практическое применение не планируется не то чтобы сейчас, и вообще никогда, а изучают их только фундаментальной науки ради. Т.е. до недавнего момента состояние дел в этой области было на этапе  «да ну его на».

Но пару недель назад на сайте ОИЯИ появились две интересные публикации, свидетельствующие о намечаемом переходе от этапа «да ну его на» к этапу «почему бы и не». Первая из этих публикаций – интервью автора открытия нескольких сверхтяжёлых элементов Ю.Ц.Оганесяна (в честь которого и назван элемент №118), вторая публикация – о предполагаемых физических и химических свойствах сверхтяжёлых элементов.

Начнём со второй из них. Понятно, что знать физические и химические свойства новых элементов мы пока не можем, т.к. они синтезированы пока только в виде отдельных атомов, а физические и химические свойства – это вопрос статистики. Но можно эти свойства и предсказать. Так вот, автор публикации исходит из того, что свойства этих элементов будут соответствовать их месту в таблице Менделеева, и, тем самым, прогнозирует их свойства путём экстраполяции с их известными химическими аналогами.

Вы спросите – и что в это такого, свойства элементов и должны соответствовать их месту в таблице Менделеева, разве нет? Но ещё с советских времён в научной литературе делались прогнозы, что при переходе к сверхтяжёлым элементам периодический закон Менделеева действовать не будет из-за «релятивистских поправок» - типа, из-за большого заряда ядра электроны в атоме будут двигаться со скоростью, приближающейся к скорости света, после чего в результате действия теории относительности их свойства начнут отличаться от свойств электронов в «обычных» атомах.

Однако, даже если действительно свойства сверхтяжёлых элементов будут отличаться от свойств, предписываемых им таблицей Менделеева, то это ещё не будет означать торжества теории относительности. Свойства элементов могут отличаться, во-первых, из-за того, что из-за большого размера и заряда ядра оно будет сильно влиять на внутренние электроны, что сделает химические свойства совершенно непредсказуемыми. С другой стороны, внешние электроны будут слабо связаны с ядром и будут легче отрываться от атома, в результате чего свойства всех сверхтяжёлых элементов начнут приближаться к свойствам щелочных металлов. Так вот, в данной публикации автор подводит нас к осознанию того, что никакого «релятивистского» или какого-то иного отклонения в свойствах сверхтяжёлых элементов может и не быть.

Теперь об интервью Оганесяна. В нём большое множество интересных и самих по себе технических деталей, но особый интерес представляют две вещи. Во-первых, его воспоминание о том, что, начиная синтезировать элемент №114, он обещал назвать его в честь Г.Н.Флёрова (как оно впоследствии и случилось). Это значит, что сотрудники ОИЯИ наконец-то стали признавать право первооткрывателей самим предлагать названия открытым ими элементам; и тем самым ушли от господствовавшего в 1990-х и 2000-х годах низкопоклонства перед Западом, когда вопросы названия химических элементов были отданы на откуп иностранным конкурентам.

Во-вторых, отвечая на вопрос о возможности практического применения сверхтяжёлых элементов, Оганесян хотя и по-прежнему говорит о ценности этих опытов только для фундаментальной науки и разных побочных применений, но в то же время уже не говорит однозначного «нет»! А это прогресс – учёные начинают приближаться к мысли о практическом применении этих элементов.

С одной стороны, это хорошо. С другой стороны, это подтверждает вероятность конспирологической версии, высказанной нами в недавней публикации о ядерной катастрофе в Архангельской области – что если эти технологии попадут в руки правящего режима, то они будут использованы не мирного развития экономики, а для развязывания агрессивных войн. А это подтверждает актуальность нашего предложения о необходимости организации общественного контроля над этими исследованиями.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
манул

«Марк, следующая Новодачная»; или случай, когда хорошо, что власти не выполняют своих обещаний



Московская официальная пресса регулярно пишет о планах так называемых «Московских центральных диаметров» (МЦД) - это нечто наподобие МЦК, но по маршрутам электричек. Судя по официальным обещаниям, комфортабельные поезда, ездящие с интервалом в 3-5 минут, уже в нынешнем году появятся на маршруте «Одинцово-Лобня» (МЦД-1), а в начале 2020 года - на маршруте «Нахабино-Подольск» (МЦД-2).

Однако радость омрачают два вопроса, от ответа на которые власти упорно уклоняются. Во-первых, что будет с оплатой проезда? Во-вторых, как быть тем, кому надо будет ездить в Московскую область дальше, чем в Лобню или в Одинцово? Ведь если по существующим линиям поезда будут ходить как в метро, то на более дальних маршрутах их количество совсем сократится?

Насчёт оплаты нам ничего конкретного не говорят, но из многих намёков очевидно, что оплаты по единому московскому тарифу (чтобы можно было пользоваться и безлимитной «Тройкой») не будет, а будет, как и в электричках, оплата по зонам. И, возможно, по ещё более грабительским тарифам, чем сейчас (потому что если у людей будет возможность с комфортом прокатиться до Крюково или Одинцово по приемлемым ценам, то кому тогда нафиг будут нужны все эти сверхдорогие «Рексы», которые и так возят воздух?)

Ещё одним последствием этой системы станет насаждение турникетов на всех тех железнодорожных станциях, на которых их пока ещё нет. Ибо чиновники утверждают, что «МЦД это будет почти как метро», а какое же метро без турникетов? Правда, если делать «как в метро», то тогда в этом случае на всех железнодорожных станциях в пределах МЦД надо будет убирать турникеты «на выход», но почему-то есть подозрение, что чиновники этого делать не станут.

Насчёт второго вопроса - что будет с расписанием поездов на более далёкие направления. Некоторые утверждают, что для поездов МЦД будут сделаны дополнительные пути, поэтому поезда МЦД и электрички на более дальне расстояния не будут мешать друг другу. Но вот что касается МЦД-1, которое соединит Белорусское и Савёловское направление. Про Белорусское направление официальная пресса утверждает, что якобы там уже построены дополнительные пути. Личто я там не был и не видел, но, допустим, поверим на слово. Но на Савёловском направлении никакого строительства новых путей не наблюдается.

Всё сказанное выше было лишь предисловием к следующему. На Савёловском направлении в пределах г.Москвы остались только две станции без турникетов - Дегунино и Марк. Поэтому в рамках создания МЦД именно эти станции и должны были бы подвергнуться турникетизации и прочим радостям жизни.

Так вот, вчера я специально заехал на обе эти станции, чтобы посмотреть, как там обстоят дела с этим самым, и был приятно удивлён. Ни на Дегунино, ни на Марке нет никаких намёков ни на строительство турникетов, ни на строительство новых путей. Единственный вид строительных работ, который ведётся на станции Дегунино - это, конечно же, очередная перекладка вездесущей собянинской плитки.

То есть никаких признаков включения этих станций в состав МЦД не наблюдается. А, значит, это самое МЦД в указанные сроки запущено не будет, и, соответственно, мы будем хотя бы на время, но избавлены от тех проблем, о которых говорилось выше. Редкий случай, когда радует, что власти не выполняют своих обещаний.

Возможен, конечно, и другой вариант: МЦД-1 в нынешнем году запустят по неподготовленным путям. А значит, все пути от Савёловского вокзала до Лобни будут намертво забиты этими самыми МЦД, а большинство электричек на более дальние расстояния будут оптимизированы, и жители Депо, Луговой, Дмитрова, Запрудни, Дубны, Талдома, Савёлово, далее везде, не смогут доехать до Москвы.

Вот тогда-то вы и вспомните про меня и про мои предложения по организации протестного движения в этом регионе. А я буду придирчиво выбирать, какой из этих городов мне считать более достойным своего внимания.