kcooss (kcooss) wrote,
kcooss
kcooss

17 млрд долларов на АЭС в Египте у Путина есть, а на российскую атомную энергетику у него денег нет


В последние дни в российской атомной энергетике сдвинулись с мёртвой точки несколько долгостроев: начался физический пуск 4 блока Ростовской АЭС и 1 блока замещающих мощностей Ленинградской АЭС, начались операции по подготовке к пуску на строящихся 7-м блоке Нововоронежской АЭС и 1-м блоке Белорусской АЭС, а также, как сообщается, наконец-то началось фактическое строительство АЭС по российским проектам в азиатских странах, разговоры о которых шли много лет, но до недавнего времени ограничивалось только разговорами, а теперь наконец началось строительство АЭС «Руппур» в Бангладеше, АЭС «Аккую» в Турции и АЭС «Эд-Дабаа» в Египте (две последних - с участием Путина, что кремлёвская пропаганда преподносит как «величайший прорыв в истории»).

Несомненно, атомная энергетика - это, наверно, единственная отрасль, где Россия сегодня способна производить высокотехнологичную продукцию, конкурентоспособную на мировом рынке (в космонавтике и в оборонке давно уже отстали от конкурентов). То, что именно в эти дни так совпали прорывы по нескольким долгостроям, наверно, объясняется, типичной российской склонностью «закрыть план перед завершением года», да и без предвыборных мотивов не обошлось. При этом строительство шло достаточно долго: например, у упомянутого блока Ленинградской АЭС между началом его строительства в 2007 году и физпуском в 2017 году прошло ровно 10 лет. Для сравнения - в Китае энергоблок, строительство которого началось в том же 2007 году, был включен в сеть уже в 2013 году. Этому способствовали, с одной стороны, преимущества китайской плановой экономики, с другой стороны - отсутствие в Китае излишних надзорно-регулирующих барьеров, которые во многих других странах (не только в России) являются одним из основных факторов затяжек сроков строительства.

Что же до АЭС в Турции и Египте, то, вполне возможно, что они могли бы ещё долго оставаться только на словах, но им повезло в связи с тем, что Путину потребовалось проехаться по Турции, Сирии, и Египту, чтобы прокукарекать о своей якобы «победе» в своей сирийской авантюре (в чём именно состоит эта «победа», пока никто внятно не объяснил), ну по остаточному принципу принял участие и в церемониях закладки АЭС.

Особенно следует обратить внимание на проект АЭС в Египте, поскольку все СМИ пестрят многочисленными заголовками, что сумма российско-египетских контрактов на строительство АЭС является «беспрецедентной». Точные суммы «беспрецедентной» сделки не афишируются, РИА Новости цитирует лишь высказывание гендиректора Росатома А.Е.Лихачёва, что «Общая стоимость всех четырех контрактов составляет десятки миллиардов долларов США — это также и крупнейшее несырьевое экспортное соглашение за всю историю России».

Казалось бы, «десятки миллиардов долларов США», которые Египет заплатит российскому бюджету за строительство атомной станции - это же хорошо. За такие деньги можно спасти российскую атомную, и не только атомную отрасль, от продолжающихся всевозможных «оптимизаций». Но, как оказывается, на практике всё обстоит с точностью до наоборот. Тот же самый источник сообщает: «в основе соглашений о строительстве станции и о межправительственном кредите заложено 85% финансирования всего объема строительства за счет российского кредита».

То есть это не Египет заплатит России «беспрецедентные десятки миллиардов долларов», а, наоборот, Россия подарит Египту эту сумму. Слово «десятки» - это понятие растяжимое, но, поскольку упомянуто в множественном числе, то давайте возьмём по минимуму - два десятка, т.е. 20 млрд долларов. 85% от 20 млрд - это, как нетрудно подсчитать, составляет 17 млрд долларов. Именно такую сумму Путин собрался подарить египетским властям под предлогом строительства АЭС. В оплату за какие услуги - пусть каждый понимает в меру своей испорченности.

Возможно, у России некуда девать деньги, поэтому мы можем себе позволить швыряться десятками миллиардов долларов в обмен на оплату лояльности чужих стран? Увы, в эти же самые дни поступили новости о продолжающихся «оптимизациях» в российской атомной отрасли. Так, скажем, во Владимирской области продолжается процесс «оптимизации» производства центрифуг для обогащения урана. Раньше их производили на двух предприятиях региона - на заводе «Точмаш» во Владимире и Ковровском механическом заводе (КМЗ). Теперь же, как сообщается, это производство сохранится только в Коврове, а работникам завода во Владимире предложено на выбор - либо ездить работать в Ковров, либо производить ширпотреб, либо искать рабочие места у «частного инвестора». Официальный пресс-релиз читается прямо как песня:

«На базе КМЗ будет создано мощное производство самых эффективных в мире газовых центрифуг. Стратегия развития ВПО «Точмаш» будет направлена на развитие производства неядерной продукции и привлечение на промышленную площадку внешних инвесторов. К перспективным направлениям освоения новых производств ВПО «Точмаш», в частности, относятся выпуск продукции специального назначения, а также гражданское машиностроение - изготовление комплектующих для коробок передачи и производство систем фильтрации. В целях повышения экономической эффективности всё производство газовых центрифуг. Принципиальная позиция  заключается в сохранении компетенций и занятости персонала ВПО «Точмаш». В случае согласия работников на переход в ПАО «КМЗ» им будет предложен компенсационный пакет: аренда квартиры или ежедневная доставка из Владимира в Ковров железнодорожным/ автобусным транспортом. Другим вариантом может стать трудоустройство на создаваемых инвесторами производствах на площадке ВПО «Точмаш». В частности, в ноябре 2017 года на территории предприятия уже состоялось открытие первой очереди производства корпусной мебели «Солвис».

В это же самое время гендиректор Росатома А.Е.Лихачёв заявил, что на заводе «Атоммаш» в Волгодонске численность рабочих сократилась более чем в 4 раза по сравнению с советскими временами и планов по исправлению этого положения не ставится:

«Во время пресс-тура в Госкорпорацию «Росатом» мы не могли обойти стороной и будущее Атоммаша. Какие планы у завода по атомной тематики? Какие еще производства, кроме ветроэнергетических установок планируется открыть на машиностроительном гиганте? И возможно ли, что Атоммаше численность работников хотя бы приблизится советскому периоду, когда на машиностроительном гиганте трудились 12 тысяч человек?... По словам Лихачёва, в то же время, даже с учетом того, что ближайшие годы Атоммашу необходимо будет выпускать по четыре комплекта оборудования реакторной установки в год, текущие мощности могут быть задействованы для производства продукции для других отраслей. Ведь выпуск новой продукции – одна из стратегических отраслей Росатома. Поэтому в машиностроительном дивизионе идет работа по диверсификации номенклатуры завода, в том числе, за счет оборудования для нефтегазовой промышленности... Также имеется большой проект по локализации производства ветроэнергетических установок в нашей стране. На Атоммаше планируется разместить производство лопастей ВЭУ и крупных металлоконструкций... Если говорить о численности работников на Атоммаше в советское время и сейчас, то такое сравнение не корректно. Раньше численность предприятия составляли не только те, кто непосредственно работал над машиностроительной продукцией, но и огромное количество вспомогательного персонала на объектах соцкультбыта. Кроме того, технологии машиностроения, технологии управления производством шагнули далеко вперед, выросла эффективность производства, производительность труда. Сегодня на Атоммае трудится без малого 2500 человек. В ближайшей перспективе, с учетом возрастающей загрузки производства, мы планируем увеличить численность до 3000 человек. Если посчитать обслуживающий персонал, выведенный на аутсорсинг, а также персонал иных предприятий, чье производство размещено на территории Атоммаша, думаю, что эта цифра будет достигать порядка 4000 человек, и это не мало. Но сейчас важно не просто количество работающих, а важно насколько эффективно трудятся люди, важно, чтобы продукция предприятия была конкурентноспособной и востребованной на рынке».

Хотя, казалось бы, если сегодня «Атоммаш» производит продукции (и, соответственно, имеет прибыль) больше, чем в советское время), то ничто не мешало сохранить прежнюю численность персонала без всякого ущерба для предприятия. А если ещё и повысилась производительность труда, то можно было бы сократить рабочий день при сохранении существующей зарплаты. При социализме именно так и ставился бы вопрос. Но при капитализме «важно не количество работающих, а важно , чтобы продукция предприятия была конкурентноспособной и востребованной на рынке».

Так что, понимаете, для решения этих проблем невозможно обойтись без изменения общественного строя.
Subscribe

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments