September 28th, 2020

маразм

либерасты такие либерасты

Как забавно либерасты применяют двойные стандарты: в одной и той же передаче ("Код доступа" Ю.Латыниной на "Эхе Москвы") - мирные протесты (фраза "мирыне протесты" произносится в издевательском тоне) в США и Европе называют "погромами", а змагаровские погромы в Белоруссии называют "мирными протестами" (при этом фраза "мирные протесты" произносится совершенно всерьёз).

В то же время в последней передаче в ютубовском "канале" недоотравленного Навального ведущие с сожалением (да-да, именно с сожалением!!!) заявляют, что "вероятнее всего, новой "самоизоляции" не будет". Вот тут у меня есть сомнения в отношении подобного оптимистического прогноза: как показывает практика (в т.ч. предыдущей т.н. "самоизоляции") из всех возможных вариантов власти выбирают наиболее мерзкий.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
манул

О правильном и неправильном общественном контроле

К отмечаемому сегодня Дню работника атомной отрасли.

Как бы мы ни относились к С.В.Кириенко, нельзя не признать, что он сделал одно действительно очень важное общественно-полезное дело: за те 11 лет, когда он находился во главе Росатома, в России практически полностью исчезло такое явление, как «радиофобия» (выступления против мирного атома). Если 20 лет назад большинство населения России относилось к атомной энергетике негативно, а новость о планах строительства АЭС приводила к массовым протестам, то сегодня, по всем опросам, к атомной энергетике большинство населения относится положительно.

Но вот уже 4 года как Кириенко нет в Росатоме, и радиофобы снова начали поднимать голову - периодически - переезжают с одного атомного объекта на другой и устраивают там «протесты» против развития производства, изображая из себя «местных жителей». Последствия не замедлили сказаться - например, в Курганской области зюгановцы вслед за либералами повадились протестовать против добычи урана, и в результате просрали единоросам выборы в той местности, где раньше стабильно побеждали.

Иногда радиофобия принимает комедийные формы. Например, пару дней назад в топе Ютуба висел ролик с паническим заголовком: «Российский физик-ядерщик выступает за немедленное закрытие Армянской АЭС». Типа, против АЭС протестует не какой-то маргинал, а аж целый «физик-ядерщик», что должно добавить солидности. У меня сразу возникло подозрение, что это небезызвестный «экологический активист»-антиядерщик А.Ожаровский, который отметился на всех антиядерных протестах от Москворечья и Кургана до Железногорска и Большого Камня, где везде требовал закрыть эти «смертельно опасные» объекты и непонятно на каком основании выдавал себя за «физика-ядерщика», каковым, естественно, не является. Причём в данном случае Ожаровский вещал свой спич против Армянской АЭС с... азербайджанского сайта. Ну это как если бы какой-нибудь американский маргинал из Black-Lives-Matter стал бы с украинской территории требовать закрытия Ростовской АЭС. Что вы ему на это ответите - не суйся в наши внутренние дела или что-то в этом роде? Вот и тут то же самое. И бессмысленно задаваться риторическим вопросом, почему Ожаровский не выступает, например, против АЭС «Пакш» в Венгии или АЭС «Дукованы» в Чехии, где работают точно такие же реакторы ВВЭР-440, что и на Армянской АЭС. Потому что же это страны НАТО, поэтому неэтично кусать руку дающую.

Бывают среди оппонентов ядерной энергетики, конечно, и более адекватные люди, один из которых и стал поводом для данного поста.

Речт идёт о совершенно рутинной операции -перевозке отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) с АЭС в Европейской части России на хранение (и возможную будущую переработку) на Горно-химический комбинат (ГХК) в Красноярском крае. На доступном для обывателя уровне разъясняют, что при соблюдении положенных норм безопасности какие-либо чрезвычайные происшествия исключены. Но, в соответствии с «нормами журналистской этики», излагают вопрос «с различных точек зрения»:

«— Конечно, само отработанное топливо очень опасно, но контейнеры — это толстостенные многослойные и многотонные конструкции с датчиками и защитными устройствами, рассчитанные на сохранение герметичности даже при авариях. Находиться рядом с контейнером неопасно, хотя специально этого делать не стоит. За всё время транспортировок, а это более полувека, ни в России, ни в мире аварий при перевозке топлива не было. Утащить его сложно (он весит больше 100 тонн), вскрыть без специального оборудования нельзя, а пускать под откос бесполезно — он от этого не пострадает, — уточнил эксперт.
Мы обратились в «КрасЖД» с вопросом, как часто через Красноярск проходят такие ж/д-составы. Там ответили, что передвижение поездов с ОЯТ контролирует Минобороны, и вся связанная с ними информация засекречена.
Мы связались с красноярским экологом Павлом Гудовским, председателем палаты экологических организаций Гражданской ассамблеи Красноярского края, и спросили его мнение о безопасности таких перевозок. Он сообщил, что оценить их безопасность невозможно, потому что независимых экологов не допускают к подобным объектам для каких-либо исследований, взятия проб и тому подобного.
— Госорганы заявляют, что всё делается по наивысшим требованиям безопасности. Но независимой оценки влияния этих объектов на окружающую среду нет. Мы такую работу много раз обсуждали с представителями атомной отрасли. Мы предлагали им: «Если вы утверждаете, что всё у вас абсолютно безопасно, то давайте мы будем сопровождать вашу деятельность, замеры делать». Все головой кивают, но дело не двигается. А информация должна быть открытой, население должно знать, в каких условиях оно живёт. Потому что мы не раз видели, что и у государства в сфере надзора и контроля бывают ошибки».

(конец цитаты)

Эколог, конечно, несколько искажает ситуацию. В действительности Росатом регулярно устраивает экскурсии на ядерные объекты для активистов экологических движений («вы хотели открытости и прозрачности - пожалуйста»), что во многом способствовало переходу вменяемых представителей на конструктивные позиции. Но отметим при этом, что если тов. Гудовский действительно хочет досконального общественного контроля, то пусть он (и другие неравнодушные граждане) поддержит проект «Общественный контроль ядерного нераспространения», реализуемый фондом «Научный материализм». Это будет хороший тест, который позволит отличить добросовестного активиста от грантоеда.

Ну, за День атомщика!