February 3rd, 2020

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
атеизм

В Сети высмеяли идею патриарха Гундяева о внесении бога в Конституцию

Из новостей: патриарх Кирилл предложил вписать в Конституцию России бога. «Давайте молиться, трудиться, чтобы и в нашем Основном законе упоминался Бог, — заявил Его Святейшество. — Если в гимне может быть «хранимая Богом родная земля», почему об этом не может быть сказано в нашей Конституции? Пока ещё этого нет, но я думаю, что общими усилиями и молитвами мы будем содействовать тому, чтобы такая возвышенная идея, каковой является вера в Бога, которая формирует нравственность и личную, и общественную, и политическую, чтобы она присутствовала в том числе и в нашей Конституции».

Что ж... Высказав такую идею, Кирилл так или иначе ставит общество перед неизбежным выбором. Теперь: или бог будет в Конституцию внесён, или не будет. Или — или, tertium non datur. Как верно заметил Святейший, бог уже присутствует в российском гимне, сочинённом Сергеем Михалковым. Но можно ли серьёзно относиться к тексту гимна Михалкова, который вносил в него Сталина, потом выносил, вносил на опустевшее место компартию, потом выносил, потом внёс туда же бога... но вынести не успел, поскольку Всевышний такого циничного глумления над собой не вынес... и вызвал обнаглевшего гимноплёта к себе на личный приём.

Теперь бога хотят внести в Конституцию. Зачем? Разве он сам, причём по версии самого патриарха, не сказал примерно так: «Отдайте богу богово, а царю Константину с женой его Конституцией — конституционное»? Но кого нынче интересует мнение бога? У нас наверху привыкли прислушиваться к мнениям иных, гораздо более влиятельных лиц... Кстати, ведь в первом советском гимне — «Интернационале» — бог тоже присутствовал. Там было сказано «ни бог, ни царь и ни герой». И слова апостола Павла цитировались во всех советских Конституциях, между прочим: «Кто не работает, тот не ест». У апостола: «Ибо когда мы были у вас, то завещевали вам сие: если кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (Второе послание к Фессалоникийцам, 10). Вот что надо бы внести в Конституцию! Вот что там преступно отсутствует! Уверен, против этого ни один левый, ни один красный, если он без кавычек, никогда не возразит, а будет всецело за. Можно даже со ссылкой на первоисточник, если надо. Но вот этого патриарх почему-то не предложил. Интересно, почему?..

И когда вычищали эти слова из основного закона около трёх десятков лет тому назад, церковь тоже отчего-то не возражала. Что же духовенство не заступилось за завещание своего апостола? И что для неё важнее: упоминание бога или жизнь по апостольскому завету?

А ещё в революционных песнях излагалась одна старая библейская легенда:

А деспот пирует в роскошном дворце,
Тревогу вином заливая.
Но грозные буквы давно на стене
Уж чертит рука роковая.

Тоже можно в Конституцию! В качестве эпиграфа. И пусть все власть имущие, да и сам Святейший, перечитывают это по утрам и вечерам... Очень будет душеспасительное чтение!

Доктор юридических наук Елена Анатольевна Лукьянова была еще остроумней, правда, с правоведческим уклоном:

"А что значит "упомянуть Бога в Конституции? Надо предлагать конкретную поправку: где прописать, в какой статье, в каком качестве, с какими полномочиями. Не могу не поддержать. Как без полномочий-то? И предметы ведения не забыть..."

В комментариях еще смешней:
"Да, и кто замещает на период недееспособности или отпуска".
"Важно еще уточнить момент: можно ли быть богом два срока подряд или "это не принципиально"?
"Что значит в каком качестве? Конечно в качестве советника президента. Помните-"Ему Бог на ухо нашептал "?
"Применим ли институт отрешения от должности, в том числе по мотивам утраты доверия?"
"Ещё есть выражение "Бог управит". Вот и вставлять в каждую статью: "Как бог управит". Например, ст. 19.: Все равны перед законом и судом или как бог управит".
Александр Майсурян

P.S. Вот ещё свежие анекдоты на данную тему:

"Если предложение патриарха Кирилла об упоминании бога в Конституции будет принято, то статья 14 будет выглядеть таким образом: "Слава богу, Россия - светское государство"

"— Патриарх Кирилл предложил упомянуть бога в Конституции.
— Но ведь бога нет!
— Свободы слова и демократии тоже нет, но они в Конституции упомянуты."
манул

Академик Оганесян о практическом использовании сверхтяжёлых элементов и об отсталости царской России

В январе нынешнего года одно из интернет-изданий опубликовало интервью академика Ю.Ц.Оганесяна  – научного руководителя Лаборатории ядерных реакций Объединённого института ядерных исследований (ОИЯИ) в подмосковной Дубне, под руководством которого было синтезировано несколько новых химических элементов таблицы Менделеева, один из которых - №118 – назван в его честь. Интервью содержит множество разных интересных технических деталей, но мы обратим внимание лишь на некоторые из них, которые являются продолжением нашей публикации от декабря 2019 года «Создание атомной энергетики на сверхтяжёлых элементах – лёд тронулся».

1. Касаясь чисто сугубо научных вопросов, то следует отметить интересный научный факт – каков максимальный номер может быть у химического элемента. Точнее, максимальная масса атомного ядра может доходить вообще до 2,5 масс Солнца – т.к. нейтронную звезду можно в упрощённом (конечно, очень сильно упрощённом) виде представить как гигантское атомное ядро. Но как химический элемент, вокруг ядра которого вращаются электроны, максимальный номер заряда ядра может быть не более 174. Потому что в этом случае (если изложить слова Оганесяна из его интервью на более простом научном языке), концентрация электромагнитного поля вокруг ядра будет настолько большая, что в его окрестностях образуется электронно-позитронная пара. При этом положительно заряженный позитрон отталкивается от положительно заряженного ядра, а электрон, наоборот, поглощается ядром (и испусканием нейтрино), уменьшая его заряд на единицу и делая невозможным дальнейшее увеличение заряда ядра. Со стороны это будет выглядеть как обычный бета-распад, но вызванный не ядерным, а электромагнитным взаимодействием, т.е. как бы практическое проявление теоретически предсказанного электрослабого взаимодействия. Но поскольку сейчас пока максимальный номер открытого элемента – 118, то до этого ещё долго.

2. Говоря о более актуальных практических вопросах, в т.ч двух дискуссионных вопросов, связанных со сверхтяжёлыми элементами (возможностью отклонения их химических свойств от таблицы Менделеева и возможности их практического использования) – то Оганесян, хотя и в целом высказывается в консервативном стиле, но делает оговорки, допускающие правильность ранее высказанных нами предположений. Так, по поводу химических свойств сверхтяжёлых элементов, со слов Оганесяна можно понять, что это может быть объяснено двумя разными вариантами – либо проявлением теории относительности, либо просто большой удалённостью внешних электронов от ядра. По поводу практического использования своехтяжёлых элементов, Оганесян, хотя и по прежнему повторяет официальную версию, что они могут представлять интерес не сами по себе а лишь как повод для развития науки и технологии, тем не менее уже прямым текстом говорит: «У нас появится новая ядерная энергетика».

3. Ну и в завершение про политические выводы, как же без них. Обратите внимание на впечатления автора от посещения личной библиотеки Менделеева:

«Когда Г.Н. Флерову исполнилось 75 лет, мы решили подарить ему что-то, связанное с делом всей его жизни — химическими элементами. Я поехал в нефтяной техникум Ленинграда, расположенный  на Хрустальной улице, в доме No 14, в здании бывшей Школы химиков, созданной Д.И. Менделеевым. Он подарил этой школе свою личную библиотеку. Библиотека и была предметом моего интереса. Я обратился к директору техникума с просьбой продать нам несколько книг в подарок академику Г.Н. Флерову. Мы готовы были купить всю библиотеку и сохранить ее в нашей лаборатории. Но директор сказал, что продавать эти книги он не может, и предложил нам книги из библиотеки по моему выбору в обмен на современные учебники по органической химии, которых им не хватает. Пошли смотреть библиотеку. К моему удивлению, там не было ни одной книги на русском языке. Все книги в библиотеке Д.И. Менделеева были на немецком, французском, английском. Не было тогда на русском серьезных научных книг по химии! Только в 1877 г. вышла его толстая книга на русском языке «Основы химии». Я держал эту книгу в руках на Менделеевском съезде в сентябре 2019 г. Такое чувство, что Д.И. Менделеев создал не только Периодическую систему химических элементов, но и российскую химию».

(конец цитаты)

Как выясняется, до выхода книги Менделеева «Основы химии» в конце XIX века, в царской «России-которую-мы-потеряли» вообще не существовало химической литературы на русском языке, и, соответственно, не могло быть собственной химической науки и промышленности. Это всё, что вам надо знать о стенаниях монархистов и прочих национал-патриотов «с капустой в бороде» про «процветавшую-россию-которую-мы-потеряли».