?

Log in

No account? Create an account

За модернизацию без жуликов и воров

За модернизацию без жуликов и воров

Неграмотные монахи-трансвеститы и трагедия 22 июня 1941 года в интерпретации религиозной пропаганды
атеизм
kcooss
Во всех официозных газетах префектур Москвы существует обязательная рубрика религиозной пропаганды, где «колумнисты» пропагандируют православную религию. Не является исключением и официозная газета префектуры Восточного округа, которая так и называется - «Восточный округ». Однако особенность её в том, что «православный колумнист» этой газеты, судя по всему, является засланным агентом Союза воинствующих безбожников, т.к. публикуемые им агитки являются не слишком тонким троллингом, который как будто специально дискредитирует церковную идеологию

Для иллюстрации - три забавных примера. Для начала про историю искушения диаволом некоего праведного монаха:


Вывод, которой следует сделать из этой нравоучительной истории - что, с точки зрения РПЦ, грамотность - это грех, а неумение читать угодно богу. Потому что если будешь уметь читать, то вдруг прочитаешь не только Ветхий Завет, а и ещё более богомерзкие книжки. Учебник эволюционной биологии, например.

Об особенностях половой жизни обитателей монастырей рассказывает нам история из следующего номера:


История не сказать чтобы очень уж уникальная. И в истории католической церкви известен случай, когда женщина, выдававшая себя за мужчину, сумела пробиться аж на пост Римского Папы. Она вошла в историю под именем «Папесса Иоанна». Но католики это по крайней мере осуждают. А тут преподносится как положительный пример.

Интересны, однако, некоторые детали. Например, каким образом инок Марин посещал баню вместе с братьями монахами? И как он выполнял обязанность для монахов носить бороду? Единственное логичное объяснение - что братья-монахи прекрасно знали про гендерную принадлежность инока Марина и пользовались этим знанием ко взаимному удовлетворению. Прекрасный образец христианской морали и нравственности!

И, наконец, история про трагедию 22 июня 1941 года. Если вы решили, что имеется в виду начало Великой Отечественной войны, то вы не угадали. На эту дату в церковном календаре приходится более тяжкая трагедия - некоего попа репрессировали «за веру в бога»:

Скажите, вы не находите в этом триллере логической нестыковки?

Вообще, ложью являются любые байки про то, что якобы большевики репрессировали церковников «за веру в бога». Потому что Советская власть декларировала свободу вероисповедания и статьи «за веру в бога» в Уголовном кодексе не могло быть по определению. Если каких-то церковников репрессировали, то не «за веру в бога», а за конкретные контрреволюционные или уголовные преступления. А в данном тексте и вообще напрямую сказано: представители Советской власти сами подтверждали, что признают за данным гражданином свободу отправления религиозных культов.

Совершил ли староста Дмитрий Волков какое-либо преступление на самом деле, или же стал жертвой судебной ошибки или ложного доноса (что случалось в те времена) - история умалчивает. Но причиной его злоключений были явно не его религиозные убеждения.

Аффтар, жжошь! Пеши исчо!

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

О некоторых вопросах организации протестных действий по социальным проблемам
манул
kcooss


Как ранее мы уже неоднократно сообщали, в конце декабря 2018 года во многих регионах России прошла акция протеста «Неделя гнева» по социальным вопросам, организованная Союзом координационных советов (СКС) по инициативе партий РКРП и РОТ ФРОНТа, и поддержанная практически всеми коммунистическими и левыми организациями.
В первый рабочий день 2019 года итоговая резолюция, принятая на московском митинге, была отправлена в органы власти с требованием принятия решения по этим требованиям в пределах их компетенции.

В феврале истёк отведённый законом 30-дневный срок, в течение которого на эти требования должен быть получен ответ. Ответа не поступило. Это можно трактовать как отрицательный ответ на выдвинутые требования. Поэтому необходимо продолжить акции протеста. В ряде регионов акции на эту тему уже начались, в некоторых ещё планируются. Но есть необходимость отметить два актуальных вопроса

Вопрос 1. Что требовать в ходе акций?

Собственно, набор наших требований на акциях протеста очевиден – против всех этих антисоциальных «реформ» (пенсионной, ЖКХ, «оптимизаций» образования и здравоохранения, роста цен и тарифов, введения новых поборов и прочая). Но отмечу, что просто вносить эти требования в резолюции – это уже пройденный этап.

Ещё почти год назад, 14 апреля 2018 года, например, во многих городах Московской области прошли митинги протеста по социальным вопросам (дата акции тогда была приурочена к дню рождения губернатора Воробьёва). В наиболее последовательном виде требования по социальным вопросам были сформулированы в ходе митинга, прошедшего в городе Лобня. В ответ на длинный набор требований пришёл большой набор отписок, анализ которых показал, что просто направление к властям челобитных – это необходимый, но уже пройденный этап, и повторять его – это топтаться на месте.

Поэтому в ходе декабрьской «Недели гнева» на акции в Москве была принята резолюция уже не в виде челобитной, а с радикальными требованиями. Но на неё ответа вообще не поступило. Это говорит, во-первых, о том, что власть не желает конструктивного диалога, а, во-вторых, что на всех последующих митингах уже не следует повторять принятие резолюций с требованиями, т.к. это уже пройденный этап. Следующий этап – обращаться не к властям, а непосредственно к народу.

С чем именно обращаться к народу? Один из высказывавшихся вариантов и в числе одного из основных лозунгов выдвинуть идею о списании долгов по ЖКХ, а в качестве способа давления на власти – «забастовка неплательщиков», т.е. призыв к населению в качестве ответной реакции на рост тарифов ЖКХ и на введение новых поборов отказаться платить эти поборы. Второй вариант – повторить опыт создания Союза координационных советов (СКС) в 2005 году – митинги протеста должны заканчиваться созданием организованных структур для продолжения дальнейшей борьбы за свои права (Комитеты спасения, комитеты защиты прав граждан, Народные общественные советы и др.), причём, желательно, создаваемые не вокруг только какого-то одного вопроса (по которому власти могут пообещать уступки, что приведёт к спаду активности), а по всем имеющимся социальным проблемам.

Вопрос 2. Что делать с «несогласованиями» акций

Но для того, чтобы пригласить на митинг жертв «антисоциальных» реформ и сформировать из них Комитет спасения – нужно сначала этот митинг провести. А с этим возникает проблема, т.к. в последнее время власти просто запрещают все намечаемые акции: либо просто «не согласовывают», либо посылают в какую-нибудь задницу наподобие гайд-парка в Сокольниках (что бессмысленно, т.к. обычные граждане, для которых акция и проводится, туда просто не пойдут – и даже не столько потому, что не захотят, сколько потому, что просто не найдут, где это).

Так, в Московском регионе в рамках старта второй серии «Недели гнева» были запланированы акции 16 марта в подмосковном Солнечногорске и 17 марта в Москве. Естественно, власти отказали в «согласовании» (это безопасные для них акции, завсегдатаем которых в последнее время стал клоун Всеволод Чаплин, власти легко разрешают, а реально оппозиционные акции запрещают). В Москве, правда, всё необходимое удалось озвучить на акции в форме собрания, а в Солнечногорске пока не знают, что делать.

Логично напрашивающийся вариант – закон о митингах 54-ФЗ разрешает проводить акции в форме собраний без всяких уведомлений. Могут сказать: но, например, резолюцию с требованиями, принятыми на каком-то собрании, власти расценят как обычную коллективную петицию и отнесутся к ней как всегда. Один из креативных примеров решения этой задачи был продемонстрирован пару лет назад в городе Кирове: когда власти запретили РКРП проведение пикета у здания мэрии, организаторы провели акцию там где и было запланировано, но в форме собрания, причём оформив свою резолюцию с требованиями как решение общественного Совета народных депутатов Кировской области (общественная организация, являющаяся дальнейшим развитием Союза Координационных Советов), что напугало власти и вынудило их идти на диалог с протестующими гражданами. Этот опыт следует взять на вооружение и в других случаях, естественно, творчески примени его к условиям конкретного региона.

Могут сказать – вы можете дать вашей общественной структуре хоть сколь угодно громкое название, но как заставить власти действительно с этим считаться. А вот об этом – продолжение следует.